СтихиЯ
реклама
 
Мунтян Семен
Нас уже четверо…
2005-03-10
10
5.00
2
 [все произведения автора]

«…Времени осталось мало, я уже все решил. В комнате сейчас
темно и тихо, они замолчали. Я сижу на унитазе и пишу эти записки на диктофон,
я не могу позволить им их услышать, они будут кричать сотней голосов. Они не
согласятся со мной. Батарейки садятся, времени осталось мало. Говорить нужно
быстрее, да быстрее. Они никогда не согласятся со мной. У меня только один выход.
Интересно сколько самоубийств мне стоит совершить, три или четыре…

…Нет, это все не то. Начну сначала, с самого начала. С чего начать? Самого себя.
Я здесь на унитазе, и я в комнате. Что я делаю сейчас в комнате? Здесь тоже
темно, во время последнего эксперимента выбило пробки…

…Я знаю с чего начать рассказ. С самого себя. Я Богдан Васильевич Горелов, доктор
физических наук, заведующий лабораторией… В прочем меня уволили два года назад,
а лабораторию закрыли. Нет не так, я … Это не так важно…

…Началось все это лет двенадцать назад. Я заведовал засекреченной лабораторией,
в не менее засекреченном институте. Наши исследования выполнялись по заказу
военного ведомства. Генералы с проверками шастали раз в месяц, смотреть на размазанных
мышей… Хи-хи… Перед нами стояли две проблемы. Первая заключалась в создании
устройства способного свернуть пространство, соединить две, совершено произвольные
точки, образовав проход. Военным это нужно было, что бы показать язык американцам.
Мол, смотрите, как наши танки появляются из неоткуда, вокруг Белого дома...

…Батарейки садятся... Второй нашей задачей было сделать, так что бы американцы
не смогли таким же образом окружить Кремль. Первое устройство нападение, второе
защита. Все так просто… Интересно, что я делаю в комнате…

…За долгих, и весьма напряженных десять лет работы, мы продвинулись очень недалеко.
До решения первой задачи нам оставалось ещё уйма работы, а о второй я вообще
молчу... Четыре раза, или хватит трех…

Хорошо что я прихватил с кухни нож… Первые несколько лет мы размазывали не в
чем неповинных мышей высоковольтными разрядами. Теоретически все было просто,
высоковольтный разряд управляемый мощным электромагнитным полем должен был создать
область, в которой время останавливалось и происходило объединение двух точек
пространства… У нас было самое современное оборудование, огромные, мощные ЭВМ,
силовые установки, собственный автономный генератор с таким же автономным кочегаром
Алексеечем. А какой у нас был коллектив… Нет, это не так важно… Мы экспериментировали
с двумя керамическими ёмкостями и одной живой мышью. Мышь помещалась в ёмкость
А, и после проведения эксперимента она должна была быть изъята, живой и невредимой,
из ёмкости Б. В первых экспериментах результат был далек от совершенства. Мышь
всегда отшкрибали от стенок ёмкости А…

…Через несколько лет работы, кучи модернизаций в установки, и тон спаленного
мазута, у нас наметился прогресс. Мы так радовались этим успехам. Нет, мышь
сажаемая в ёмкость А была так же обречена, как и все её предшественники, но
теперь мы с огромным удовольствием сошкрибали её останки со стенок ёмкости Б.
Как радовались генералы нашим успехом. Какие замечательные тосты они говорили
приезжая с очередной проверкой…

…Мы двигались дальше в своих исследованиях. После первых успехов наступила затишье,
мыши размазывались по стенкам, и не как не хотели оставаться целыми и невредимыми.
Восемь безумных лет мы не могли сдвинуться с места. Генералы уже не пили, и
взгляды их были туманны. Работа стала жуткой рутиной – мышь в ёмкость А – разряд
– мыть ёмкость Б. День изо дня…

…Прекрасно помню тот злосчастный день, летний день. Солнце с утра взялось жарить
как ошалевшее. Люди, с каким то редкостным остервенением, набивались в троллейбусы…
Может я сошел с ума, бывает же у людей раздвоение личности… Хи-хи, у меня оно
в два раза сильнее чем обычно… Хи-хи… Нет, я не сумасшедший. Сумасшествие это
сон, оно не реально… Я решил изменить условия эксперимента. Мы убрали в шкаф
ёмкость Б, и перенастроили аппарат. Поразительно, у нас получилось с первого
раза, но это был наш последний раз…

…Только через два часа мы узнали что, я вернее кого, облагородила своим содержимым
наша мышка. Очередной генерал ехавший к нам, с очередной проверкой, просто впал
в истерику… Еще бы, вас бы из неоткуда осыпало мышиными потрохами... Хи-хи...
Мы изобрели идеальное психологическое оружие, генерала полгода откачивали в
психиатрической лечебнице, но в строй вернуть не смогли… К нашему сожалению,
с ним ехал начальник института. Человек он был суровый, чувство юмора у него
отсутствовало полностью, и нашу компанию он считал толпой дармоедов и бездельников…

…Батарейки садятся…Я не успею…Нас уволили, всех уволили… Хи-хи…Даже кочегара
Алексееча… Его то за что? Он ведь только заливал мазут в генератор, и водку
к себе в горло… Неважно… Две недели я пробегал в поисках работы, уволивший меня
человек позаботился что бы как физик я перестал существовать. Меня брали только
как дворника или сторожа, меня доктора наук… Я отчаялся…

…Через месяц друг посоветовал мне как я смогу заработать немного денег в качестве
физика… Хи-хи, два года я собирал на заводе эти не на что негодные магнитолы...
Приходя с работы, я собирал настолько же бесполезную установку. Она была аналогом
нашей в лаборатории, только не было здесь не мощных ЭВМ, не силовых установок,
не автономного генератора, даже кочегара не было. Был только наглый рыжий кот
Васька, принадлежавший моей соседке, и постоянно воровавший у меня колбасу…

…За эти два года мне удалось собрать установку намного лучшею, чем та, что осталась
в лаборатории. Установка потребляла в сотню раз меньше электроэнергии, не требовала
для управления мощного ЭВМ, и вообще ни какого ЭВМ не требовала, и была в два
с половиной раза мощнее… Все таки как человеку мало надо когда он точно знает
в чем его цель, а средства для её достижения он всегда найдет… Установка состояла
из тех же деталей что и собираемые мною магнитолы, к ним только добавились несколько
сот метров медной проволки, купленные у кладовщика за две бутылки, и проигрыватель
«Днепр» в качестве управляющего устройства…

…Первые опыты я начал две недели назад. В качестве подопытных объектов я использовал
кружки, вилки и прочую домашнюю утварь. У меня теперь не было ёмкостей A и Б,
их заменили две совершенно одинаковые камеры, сооруженные из табуреток сильно
обмотанных изолентой и медной проволкой… Сколько сейчас времени. Сколько я уже
здесь сижу, час, два, а может пять минут…

…Первые опыты и первые успехи. Кухонная утварь совершала путешествие из камеры
в камеру, оставаясь в полной сохранности. Входе экспериментов выявился побочный
эффект, при отключении установки, во всем доме отключалось электричество. Из-за
этого неприятного явления, уже через несколько дней я перессорился со всеми
соседями …

…Я нашел выход из сложившейся ситуации, экспериментировать стал исключительно
по ночам. Ночные выключения электричества соседи переносили менее болезненно.
И в качестве дополнительной компенсации я подрядился ремонтировать соседские
телевизоры… Один раз даже пришлось устранять течь в кухонной мойке, моя соседка,
сердобольная старушка и хозяйка рыжего кота, смогла меня убедить что мойка потекла
в следствии перепадов электричества… Интересно согласиться государство похоронить
меня три раза... Хи-хи… Или все же четыре…

…У меня нет родных, у меня нет жены, и друзья мои давно закончились… Как же
мне поступить… Четыре раза за счет государства…Хи-хи…

…Итак, самое интересное произошло вчера ночью. Я принял решение испытать установку
на живом объекте. Так как поймать одну из водившихся в моей квартире мышей я
так и не смог, а экспериментировать на коте Ваське, было равносильно смертельному
приговору, в качестве объекта был выбран я. Терять было, особо нечего… Я ошибся,
знай о том, что будет дальше, разбил бы установку, и с чистой совестью до конца
жизни собирал бы магнитолы…

…Привязав нитку к ручке запуска, и устроившись поудобней, я начал свой первый
полет сквозь пространство и время… Вспышка, ещё одна и ещё одна, ослепительный
свет. Я некогда в жизни не испытывал таких ощущений. Полная свобода, полет сквозь
ослепительно яркий свет, и полная тишина…

…Не знаю точно, сколько я отсутствовал в этом мире, но в полете, я провел целую
вечность. Сознание вернулось, я снова мог двигаться, слышать и мыслить. Правда,
видел я все тот же яркий свет. Я сидел внутри камеры, в которую вошел несколько
секунд назад. Нитку я все ещё сжимал в руке, поэтому совершенно логично предположил
результат своего эксперимента…

…Несколько минут я оставался неподвижным. Свет в глазах тух. Во всей вселенной
стояла кромешная тишина. Сначала я подумал, что просто оглох, но нет, слышал
я прекрасно. Я слышал шум доносившийся с улицы, слышал как Васька ворует мою
колбасу, я даже слышал как мыши затеяли свою игру в углу комнаты… Сейчас стоит
такая же тишина, я слышу только звук своего голоса… Я ненавижу этот звук…

…Я встал и шагнул из камеры, ноги слегка занемели, но слушались хорошо… Хорошо
помню что произошло дальше. Задумавшись на мгновение, о полученном результате
я тихо сказал: «Не получилось». «Получилось» - куда громче раздалось эхом из
другого конца комнаты… Тогда я ещё решил что это обман слуха, галлюцинация или
просто причудилось. Ошибся, ошибся… Шаг, в сторону и на пол полетела кружка.
Звон, стекла раздался как раскат грома. «Кто здесь?» - донеслось, с другого
конца комнаты. «Я» - раздался ответ, казалось совершенно бессмысленный, но насколько
правдивый ответ… Хи-хи…

…Тишина, включилось электричество… С дворником, не спавшим по ночам, имелась
договоренность о возвращении света в дома спящих соседей, за определенное количество
бутылок водки в месяц… Свет в глазах тух с огромной скоростью. Я уже начал видеть,
ещё очень размыто, но видеть. В комнате было тишина, слышалось лишь тяжелое
дыхание, моё дыхание… В дальнем углу, возле второй камеры кто то стоял… Стоял
так же не подвижно как и я…

…Мы так и стояли, молча, смотря друг на друга, пока зрение не вернулось на столько
чтобы разобрать лицо… Боже я не думал, что выгляжу на столько плохо… Да, на
меня из другого конца комнаты смотрел сам я… «Не может быть» - сказали мы одновременно…
Хи-хи… Какое совпадение мыслей мы оба не поверили в то что увидели…

…Отойдя от первого оцепенения, и пощупав друг друга, я решил обсудить всё происходящее
с самим собой. Чай с куском колбасы, великодушно оставленной Васькой, успокоил
нервы, и окончательно доказал реальность происходящего… Ну не может галлюцинация
есть колбасу…

…Около двух часов на кухни продолжался жаркий спор с самим собой. Входе которого
стало ясно, что я и он, это я. Причем он утверждал совершенно обратное, что
я это он. Я, в обоих своих экземплярах выяснил, что мы совершенно одинаковы,
у нас одинаковые воспоминания, одинаковое мышление, и мы совершенно одинаково
плохо выгладим. Нет, различие было, всего ли ж одно, в тот день утром я порезался
кухонным ножом делая себе бутерброды, раны у второго меня не было… Каждый не
любит что бы его называли вторым, всегда хочет быть первым…

…После взаимного осмотра самого себя, последовала уйма предположения, как это
нас получилось двое. Сошлись на том, что в виду наличия у меня пореза и отсутствия
его у меня, мы неточные копии меня… Параллельные миры… Он это я из одного из
самых близь лежащих миров. Причем в его мире эксперимент удался, а в моём нет.
Я решил, что такая разность и обеспечила то, что я переместился в другой мир.
Дальше я предположил, что для моего возвращения нужно такое же совпадение условий.
Самым интересным являлось то, что для этого как я тогда подумал делать ничего
особенного не надо нужно просто ещё раз включить аппарат, потому что в том мире,
из которого я прибыл, эксперимент не удастся, в силу того, что не кому будет
дернуть за ниточку… Решил попробовать…

…Ошибка… Большая ошибка… Вспышка, и целая вечность позади… Выползаю из камеры…
Тишина и только звук дыхания режет ухо… Второй прыжок я перенес куда хуже, появилась
головокружение и тошнота… Включается свет… «Не получилось» - говорю я, «Не получилось»
- говорю второй я, «Попробуем еще раз?» - говорю третий я… Забавная была картина,
двое стоять на четвереньках каждый возле той камеры из которой выполз, а третий
сидит на табурете возле пульта…

…На улице заметно посветлело, когда спор меня в трех штуках, на конец-то пришел
к какому-то согласию. Я, или теперь уже мы, согласились на том что я ничего
не понимаю… Сколько сейчас времени… Для двоих из меня было совершенно не ясно
откуда взялся третий, третий же не понимал откуда взялись мы двое. Он, то есть
я пересылал из одной камеры в другую только кухонную утварь, а никак не себя…

…Я понял все когда, я заявил что пора на работу. Один ответил: «Ты что сдурел
сейчас пятница». «Нет» - возразил второй - «четверг»… Не знаю, путешествовал
я в пространстве, посещал ли параллельные миры, но во времени я уже совершил,
по меньшей мере, два путешествия… Я из четверга, экспериментировал ещё только
с посудой, и по этому не подозревал, что произошло в пятницу. Пятничный я был
удивлен больше всех, так как он провел только один эксперимент над собой, и
только узнал о существовании второго себя. Я из субботы знал уже о существовании
двух своих копий. Но порез был только у того, что был из субботы, но не было
его у меня из пятницы и четверга. На этот счет мы выдвинули предположение что,
когда я из пятницы переместился в субботу, тот что был из субботы не делал себе
бутерброды, не до того было. Спор загорелся опять, каждый из меня утверждал,
что сегодня утро именно его дня…

…Спор утих… Мы решили, что устали от болтовни и надо перекусить… Делая бутерброды
я порезался, удивились мы все втроем… Ещё больше я удивился когда вернулся из
ванной: я порезался ещё раз. Теперь порез был у всех троих, но каждый имел свою
историю его получения. Каждый порезался, когда делал бутерброды утром чтобы
перекусить но, один из нас делал это в одиночестве второй, когда нас было трое,
а третий когда его толкнул второй, в то время когда первый обрабатывал рану
в ванной. Поразительное совпадение и разящая разница… Батарейки садятся… Я пошел
к соседки, что бы узнать какой день недели…

…Пятница… Была именно пятница… Знание что сегодня именно пятница не решало ровном
счетом ничего… Это только объясняло что все мы совершили путешествие именно
в пятницу но, сейчас было уже утро субботы… Никто из нас уже не мог сказать
точно из какого он дня. Мы не знали что делать, бессонная ночь давала о себе
знать… Усталость решила все споры…

…Когда я проснулся, был уже полдень. Один я возил с аппаратом, второй, судя
по звуку, закрылся в ванной. Пройдя на кухню заварил чаю… Чай я недопил… Тот
что был в ванной выбравшись от туда, и бегал по комнате с радостным криком,
хотя в голосе звучала какая-то истерия… Он объяснил что придумал как разрешить
ситуацию…

…Весь день в шесть рук я перенастраивал аппарат… Времени осталось так мало…
Мы согласились на идею меня из ванной. Я предложил посадить по одному в каждую
камеру, и открывать проход не из камеры в камеру, а из камеры в неё же, но с
разной напряженностью магнитного поля. Аргументировал я это тем что, один из
нас должен остаться в субботе, тот, в чьей камере магнитное поле будет сильнее,
должен будет отправиться в четверг, а с более слабым в пятницу. Я даже показал
кучу каких-то замысловатых расчетов, и чертежей, но не захотел в них вникать…

…К вечеру я закончил. Двое, которым по жребию выпало, сели в камеры… Мы устроили
жеребьёвку, в силу того, что каждый утверждал своё субботние происхождение…
Хи-хи… Вспышка, вечность и полная свобода… Видимо я потерял сознание… Очнулся
я уже на полу, и на меня смотрели трое… Нас четверо… Ошибка… Я пытался исправить
одну ошибку, но совершил ещё две…

…Оставшийся за пультом сказал, что я был в камере с более сильным полем, и пробыл
без сознания около получаса. Во второй камере мы получили обратный результат,
когда включили свет, там оказалось двое, а ни должно было быть никого. Вновь
прибывший я был из четверга… Батарейки почти сели… Осталось немного…

…Последние несколько часов были адом. Бесконечный спор, с пеной у рта. Четыре
голоса превратились в сотню, в тысячу сейчас говорю только я, но звон их голосов
не умолкает в моих ушах… Я здесь на унитазе… К утру мне настолько надоело своё
лицо что я решил разойтись по разным комнатам…Хорошо что я смог ухватить диктофон
и закрыться в туалете… Четыре раза за счет государства… Нет, хватит и одного...
Надеюсь оставшиеся трое смогут меня похоронить… Хи-хи… … …»

- Витя тебе не кажется это странным?

- Знаешь Леха, за свои десять лет в органах я много чего видел, но это просто
необъяснимо. Кто рассказал бы, не поверил!

В комнату вошел тучный человек лет пятидесяти, его совершено лысая голова блестела
от пота. На плечах красовались звезды, возвещающие всему миру, что он принадлежит
к старшему офицерскому составу.

- Что у вас здесь? – спросил он.

- Товарищ полковник, не знаю с чего, и начать… - промямлил Алесей, нервно елозя
диктофон – здесь, в общем…

- Начинайте с начала лейтенант, и по быстрее – оборвал его полковник, вытирая
лицо платком – а то меня жара доконает быстрее, чем вы что-то вразумительное
скажите.

- В общем, так имеем четыре трупа, все четверо по предварительному заключению
эксперта самоубийцы, они повесились в разных комнатах – отчеканил лейтенант
и опять замялся.

- Опять, какая ни будь секта. Личности погибших установили? – спросил полковник,
нервно засовывая платок в карман.

- Тут то и начинаются странности – вступился Виктор, он понимал, что если дальше
будет рассказывать его друг, то Егорыч его просто засмеет как молодого и неопытного
следователя – все четверо как бы сказать, один и тот же человек Богдан Васильевич
Горелов, по предварительному заключению, естественно.

Лицо полковника удлинилось, он знал капитана Шаврина лет десять и понимал что
он хороший следователь, и глупых шуток, тем более с начальством, никогда себе
не позволял:

- Капитан вы не шутите, как такое может быть?

- Не знаю, товарищ полковник – совершенно искренне ответил Виктор.

- Может они братья близнецы – предположил лейтенант, скривив лицо и осознавая
какую глупость произнес в слух.

- Все вчетвером, это слишком, и притом у Горелова не было родственников вообще,
я уже проверял – совершенно спокойно возразил капитан.

- Предсмертная записка? – спросил полковник.

- Целых четыре – ответил капитан – Одна на диктофоне, три на бумаге. Содержание
у них совершенно аналогичное, и похоже на бред сумасшедшего.

- Что говорят эксперты? – полковник достал платок и принялся полировать свою
лысину.

- Самоубийство, уверены на сто процентов. Следов насилия нет, кроме прореза
на руке. Соседи говорят, что этой ночью свет выключался раза два, и в квартире
постоянно кто-то говорил. Впрочем, у дворника коморка внизу и он хорошо видит
всех кто входит и выходит, говорит посторонних не было – закончив свою речь,
лейтенант положил диктофон на стол, и чисто автоматически стал по стойки смирно.
Двух летняя муштра в армии давала о себе знать, видишь старшего по званию -
стойка смирно и руку к козырьку.

- Вы мне ещё сейчас от салютуйте – заметил телодвижения Алексея полковник –
Так, значит самоубийство. Хорошо, оформляйте как самоубийство. Самоубийство
это не криминал, нам здесь никого ловить не надо. У нас и так дел по горло.

- Но товарищ полковник… - начал протестовать Алексей, принимая ещё мене естественную
позу.

- Никаких но, не криминал так и оформляйте.

- А как нам их оформлять, все четверо похожи на Горелова. Нам всех четверых
оформлять как владельца этой квартиры? – сказал капитан, криво ухмыляясь.

- Молодежь, острить ещё будете. Всему вас учить одно тело оформляете как Горелова,
остальных как трупы неизвестных. И кончайте мне за призраками бегать. Вечно
от вас одно неприятности. Лучше бы вы убийцу того журналиста поймали! – полковник,
закончив с головой, спрятал платок в карман – Так что не задерживайтесь у вас
и так работы по горло, а если мало могу ещё пару дел подкинуть.


Солнце выжигало узоры на асфальте, ветер сухой и горячий мел
по тротуарам пыль. Жара выпивала всю силу из людей делая их нервными и раздражительными.
Двое мужчин средних лет молча стояли на тротуаре, рассматривая окна соседнего
дома.

- Жара сумасшедшая, курить даже не могу – сказал Виктор.

- Бросал бы с куревом, уже отдышку себе заработал – ответил Алексей – Знаешь,
а я тут подумал, а что если правда, то что написано было в предсмертной записке?

- Честно, не знаю, мне проще все списать на бред сумасшедшего человека и жару,
и не искать ни каких объяснений – Виктор запихнул сигарету обратно в пачку –
И вообще прав Егорыч самоубийство не криминал, и нечего нам этим заниматься,
работы и так по самое не хочу. Но знаешь, что забавно, его ведь и в правду похоронят
четыре раза за счет государства. Ладно, я в управление ты со мной?

- Нет у меня встреча, пока – ответил Алексей, и зашагал по превратившемуся в
резину асфальту.

Страница автора: www.stihija.ru/author/?Мунтян~Семен

Подписка на новые произведения автора >>>

 
обсуждение произведения редактировать произведение (только для автора)
Оценка:
1
2
3
4
5
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Мнение:
  Поместить в библиотеку с кодом
  Получать ответы на своё сообщение
  TEXT | HTML
Контрольный вопрос: сколько будет 7 плюс 5? 
 

 

Дизайн и программирование - aparus studio. Идея - negros.  


TopList EZHEdnevki