СтихиЯ
реклама
 
Енот из Тель-Авивского зоопарк
Ворона
2005-06-18
20
5.00
4
 [все произведения автора]

Пасвящаится современной русской литературе(настоящей, а не сопливой и выхолощеной), ну и парочке любвей, а как же без этого?



Всё, пиздец – говорю я, глядя в открытое окно. Ворона идёт по краю крыши напротив, важно идёт, с достоинством римского гражданина времён Августа – и ведь не ёбнется, сука, даже если оступится. И ведь не ёбнется если оступится, и ведь даже если, если даже и, она подходит к столу, юбка шуршит, пальцы проползают по дубовому шпону, она дышит и дыхание её легко чрезмерно, она чуть задыхается и глаза её блестят, она сделана из редкого старинного материала, композит скорее всего, но я не разбираюсь. Воск, дерево сандаловое, может чуть крокусом подкрашено, бумага из льна, перламутр и слоновая кость, якобы добытая без убийства, если сделать из неё барабан, он не станет греметь, он будет смотреть антикварно и иногда говорить тихо и с придыханием в полутьме, под треск поленьев. Табор – цыгане и Прага, цыгане – Индия и золото, Прага спит на боку, поджав ноги и укрывшись солдатским австро-венгерским одеялом с дыркой, пьяницы кричат вдалеке и чуть смущённо, день ей не идёт, а у нас кончилось всё, нет ни куска хлеба, нет ни куска неба даже второго сорта, даже разбавленного, нет даже вороны, я оборачиваюсь и говорю Ничего не осталось. Нет, осталось десять улыбок, говорит она, рассыпаясь бусинами, остались птицы и черепичные крыши, осталось маленькое лето, я же , руку на грудь положа, так отвечаю Что ты несёшь, кому нужны твои улыбки, ебанутая, жрать нечего совсем, нечем платить за стены и свет, иди ты на хуй со своим летом, поняла, дура и хватаю её за запястье и тащу её к двери входной выходи же иди же за счастьем пусть тебе достаётся одной она не сопротивляется, она молчит, её лицо немо, как немы её руки, она уже не антиквариат, а выброшенный хлам, в котором роются малые сии; они на меня не смотрят, ловцы неоконченных жизней, недопройденных путей, переговариваются тихо, палкой разворашивают культурный слой и служат свою службу самоотверженно и бескорыстно, всё в теплых тонах и хорошо компонуется, я же дальше иду, через дворик и подоротню, в которой мочится к стене мужичок лицо серой национальности, он переживает моё появление, как прорыв танков в обход творений инженерного гения, а я уже на улице и ныряю в подворотню напротив, перепрыгиваю лужу подобрав подол, серебро звякает глухо. Старуха на стуле как всегда пристально смотрит, голуби воркуют, пидарасы, где-то наверху, над галерейкой, встаю на отвалившийся цокольный камень и стучу ногтями по стеклу. За стеклом проявляется на секунду голова и сразу исчезает, я соскакиваю и бегу в подъезд, в черноту, где лязгает крюк, скрипят петли и по известняковым плитам разливается тусклый оранжевый свет.
Он пропускает меня и захлопывает дверь, забивает крюк и идёт неторопливо в комнату, из которой приглушённо доносятся мой плачущий мат и мольбы. Привычно вытерев руки концом грязной черной майки, он лезет в ящик стола и достаёт стеклянную трубочку с оранжевой резиновой грушкой на конце и фурик. Я, уже молча, встаю на колени перед ним, меня немного трясёт, я чуть запыхалась, он ловко собирает трубочкой слёзы с моего лица, я всегда пытаюсь моргнуть, когда он выбирает слёзы из глаз, поэтому он придерживает верхнее веко большим пальцем. Не очень много, но этого хватит, должно хватить, иначе полоски на стенах будут заляпаны кровью, а на четвёртой странице напишут как всегда, но я боюсь, ужасно боюсь, и того, что он знает, что я боюсь, боюсь тоже он затыкает фурик чёрной резиновой пробкой, убирает в ящик стола и идёт в прихожую, я поднимаюсь с колен и иду за ним, скрипит дверца кладовки, гремит ведро, шуршит пакет. Он протягивает мне пакет с картошкой, потом роется в каком-то мешке и достаёт пол-хлеба. Это лишнее, я знаю, но не благодарю, меня здесь уже нет, я уже прыгаю через лужу и перебегаю улицу, мужичка в подворотне уже нет, осталась только лужа, от которой медленно отделяется ручеёк, а я уже бегу вверх по лестнице и распахиваю дверь. Ворона никогда не ёбнется, никогда, это ружьё висит на чужой стене, только зрителю-профану кажется, что это имеет какое-то отношение к нашей пьесе, но он уйдёт, нашаривая номерок в кармане, оставив в темноте молчащие машины и декорации и так и не выстрелившую ворону, а я ставлю на огонь кастрюльку и чайник и подхожу к окну, скрипит дверь, шуршит юбка, дыхания почти не слышно, я оборачиваюсь и она втыкает мне в шею шило, старое шило с рукояткой из бука и воронёным жалом, Золинген делает хорошие вещи, её лицо венецианская маска я падаю на колени и шепчу Больно, она подставляет огромную пластиковую бутылку из-под воды, и обнимает меня, не давая мне упасть, шепчет Потерпи, это не долго, всё темнеет и вдруг гаснет, некоторое время она держит меня, пока кровь не перестаёт течь, потом говорит Вот и всё, и отпускает, я падаю на пол и мне и правда не больно, стеклянные глаза смотрят в окно, побелевшие губы приоткрыты, волосы беспорядочно разметались и она садится рядом и начинает меня причёсывать, держа в зубах шпильку, потом она насыпает на плитку соли, ставит на соль миску, выливает туда кровь и следит, чтобы не закипело. Через некоторое время она вливает в миску чайную ложку уксуса, ждёт некоторое время и снимает, ставит в таз с холодной водой, раздевается и идёт под душ, после душа возвращается в комнату, достаёт миску, уже остывшую, окунает туда тонкие пальцы и начинает втирать ровным слоем по всему мокрому телу, в сумерках она похожа на индианку дравидийских кровей, и начинает звучать, сперва тихо, постепенно набирая темп и уже гремит на весь двор, ритм раскачивается и свивается в кручёный столб, я медленно поднимаюсь.
Почему бы этой суке вороне не ёбнуться, ну что ей стоит

Страница автора: www.stihija.ru/author/?Енот~из~Тель-Авивского~зоопарк

Подписка на новые произведения автора >>>

 
обсуждение произведения редактировать произведение (только для автора)
Оценка:
1
2
3
4
5
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Мнение:
  Поместить в библиотеку с кодом
  Получать ответы на своё сообщение
  TEXT | HTML
Контрольный вопрос: сколько будет 8 плюс 8? 
 

 

Дизайн и программирование - aparus studio. Идея - negros.  


TopList EZHEdnevki