СтихиЯ
реклама
 
Fkusmondarin
Девочка, которая пела птицам и мальчик, который работал продавцом бабочек
2006-07-05
15
5.00
3
 [все произведения автора]

ГЛАВА 1

Так скользко, странно. И вроде бы жизнь есть, и дверь на балкон открыта, вот только что-то сбивает, что-то тормозит постоянно. Прямоугольный квадрат окна упирается в улицу. Там осень, воздух, плюс девять, а эмоции все на уровне батареи.

Они познакомились в последний день месяца синих цветов Радалин. Этот месяц длился дольше других и был тринадцатым по счету в календаре.
В этот месяц нельзя было дышать, поэтому организмы отдыхали от рутинной работы легких. Зато разрешалось ловить солнечные лучи руками и есть черный шоколад наживую.
Они встретились на улице. На рассвете он продавал маленьких утренних бабочек на углу переулка Ветров, а она гуляла со своим босоногим Псом. Ей давно хотелось иметь у себя одну из этих крылатых блядей, но не было возможности. Он продавал бабочек только тем, кто мог оценить их такими, какие они есть. А она всегда видела в бабочках нечто большее.

- Привет. А твои бабочки умеют танцевать?
- Нет. Они летают.
- А если их научить танцевать?
- Тогда они перестанут быть такими беззаботными и умрут от грусти.
- Прости. Я не хочу, чтобы твои бабочки умирали от грусти. Как твое имя?
- Не знаю. Родители забыли вписать его в паспорт, поэтому сейчас для тебя я просто человек, который продает утренних бабочек.

Девочка удивилась. У нее тоже никогда не было имени. Просто потому что каждый день приносил что-то новое, и ее имен было так много, что она не знала, какое будет сегодня, какое завтра. Она тоже была просто девочкой, которая пела птицам.

Мальчик посмотрел в ее глаза и понял, что утро давно закончено. Пора собирать бабочек в стеклянные сосуды и начинать свой день.

- Может быть, пойдем погуляем. Если хочешь, можем вместе поискать улицу, где живут мечты. Я ищу ее каждый день. Мой отец говорил, что эта улица находится где-то между тем, что будет и тем, что может быть. Но пока я не нашел это место.
- Давай поищем. Только что мы станем делать, если найдем ее?
- Как что? Мы выпустим бабочек и заставим их танцевать.

Он улыбнулся. Она отметила, что он был мудр не по годам. Они взялись за руки и пошли вверх, по асфальту, накрытому тонкой пленкой серости.

- Как ты думаешь, кто-то раньше находил эту улицу?
- Может быть. Отец рассказывал, что однажды ему показалось, что он подходит к этому месту. Он увидел, как низко лежали облака над большой темной лужей. Он направился туда. Он начал идти быстрее и быстрее, пока не почувствовал, как ноги начинают увязать в земле. Идти становилось труднее, а лужа приближалась так медленно. На несколько метров в год. Тогда он купил себе ролики в магазине и поехал по той странной мягкой земле. Теперь его цель приближалась гораздо быстрее. Но стоило ему присесть на лавочку, чтобы отдохнуть или затянуть крепление на роликах, как лужа снова начинала отдаляться. Так он шел много лет, пока однажды не уснул от усталости и потому что соскучился по сновидениям. Когда он проснулся, то уже не увидел лужи. Он вообще ничего не увидел. Он ослеп.
- А как он понял, что это именно то место?
- Он это чувствовал, когда шел. Когда я в последний раз его видел, он сказал, что это место нельзя увидеть, его можно только почувствовать. А потом, возможно, произойдет то, о чем говорится в легенде. Человек, попавший на улицу, где живут мечты, станет жить настоящим.
- Как это?
- Это когда ты понимаешь, что твои бабочки самые красивые и не нужно продавать их для того, чтобы убедиться в этом.

Мальчик поднес ее пальчики к своим губам и начал греть их своим теплым дыханием. Девочка посмотрела в его глаза и подумала, что интересно увидеть, как он будет танцевать на улице, где живут мечты.

- Расскажи мне, как ты познакомилась с этим Псом?
- Это было семь лет назад в тихом городке на юге Маленького моря. Я гуляла по набережной и собирала морских жуков. Вдруг из очередного поворота выскочил Пес. У него были такие одинокие глаза. Я взяла его на руки и почувствовала, что он очень легкий. Сначала мне стало не по себе: большой пес и вдруг такой легкий. Но потом я решила, что видимо, у него просто никогда не было ошейника, поэтому с чего ему быть тяжелым? Я взяла его к себе и с тех пор мы большие друзья.
- А он умеет разговаривать?
- Нет, он не умеет. Или просто молчаливый… Не знаю. По крайней мере, я не разу не слышала, чтобы он что-то говорил.
- Да, так сразу и не определишь, кто он такой. Может быть, волшебник?
- Не знаю, мама говорила, что волшебники умеют рисовать луну. А мой Пес никогда не рисовал ничего. Поэтому, может, он и волшебник, только стесняется об этом сказать.
- Не важно. У него такие красивые глаза, как будто он многое повидал. Я всегда мечтал, чтобы у моих бабочек тоже были такие же красивые глаза, как и они сами. Вот только пока они просто утренние бабочки, такие же, как другие, и глаза у них самые обычные.

Девочка посмотрела на него задумчиво и рассмеялась.

- А ты романтик.
- Еще какой.

Они крепче взялись за руки, и уверенно пошли искать улицу, на которой жили мечты.

Девочка рассказывала ему о том, как они с семьей переехали в этот город, когда невозможно стало выносить запах морской капусты и видеть сотни падающих птиц. Птицы не выдерживали постоянных дождей. Эти дожди впитывались в кожу, в перья, крылья становились тяжелыми, и птица падала камнем вниз. Эти дожди не наполняли море, они наполняли только живых, дышащих существ. Люди, которые жили на побережье Маленького моря, носили специальную одежду, через которую влага не проникала в кожу. Эта одежда была грубая и некрасивая, зато очень удобная и спасала от чужих эмоций. А еще она была абсолютно бесцветной. Нигде больше девочка не встречала бесцветную одежду. И даже сейчас она немного ностальгировала по тому времени, когда у нее была надежная, проверенная оболочка из ткани, которая создавала чувство защищенности и покоя.
Мальчик тоже никогда не слышал о бесцветной одежде, поэтому они договорились, что однажды она пригласит его к себе домой и покажет, как выглядит это чудо.
А еще девочка рассказала, что когда птицы падали под тяжестью дождевых капель, они не все разбивались. Люди, которые работали на берегу, брали их и помещали в специальные дома для упавших птиц. Каждый житель этого городка должен был ежедневно навещать птиц и приносить им птичий корм, который продавался во всех магазинах и стоил совсем недорого. Именно там, в этих домах, девочка впервые стала петь. Она пела птицам. Птицы сначала с тоской смотрели на нее, а потом, когда влага потихоньку сходила с их перьев, начинали подпевать. Порой это был удивительный хор! Все так радовались в эти дни. А бывало, что какая-то птица замолкала. И тогда замолкали все. Замолкали до следующего раза.
Вот как раз там девочка и научилась петь птицам. С тех пор это было ее любимым занятием.
Здешние пернатые холодно воспринимали подобные затеи и не подпевали ей, но она не отчаивалась и продолжала исполнять свои любимые песни.
Мальчик внимательно слушал ее истории и думал, что она такая милая и добрая. Он подумал, что никогда раньше не обращал внимания на птиц. Его занимали только бабочки. А оказывается птицы тоже интересные существа. К тому же они более серьезные и сконцентрированные на полете, чем эти любопытные и легкомысленные красавицы.

- Как ты думаешь, - спросил он у нее, - а что если птицы станут людьми, а люди птицами?
- Я практически не знаю людей. Но они все вместе мне кажутся какими-то скользкими. Кажется, вот-вот начнут плавать по земле. Думаю, скорее они могут быть рыбами, чем птицами. Птицы – они несут свет с неба на землю. А люди, мне кажется, получив доступ к свету, забрали бы его себе. Просто из жадности.
- Ты ведь тоже человек?
- Да. Я, возможно, поступила бы также. Потому что я бы не поняла, что это свет.

Мальчик прижал ее руку к своей щеке и посмотрел на небо, где в этот день не было ни одной птицы. В стеклянных сосудах спали его привычные утренние бабочки. На горизонте вовсю рисовалось спелое, смелое солнце.

Так они познакомились.

2.
В это утро она снова пришла к переулку Ветров, чтобы увидеть мальчика. Его бабочки были так активны и так веселы, что он не успевал следить за ними глазами. Это смешило его. Он то и дело пытался проследить траекторию полета одной из них, но взгляд перескакивал на другую бабочку, падающий лист и даже на солнце. Раньше он мог наблюдать сразу за ними всеми, может быть, потому что раньше ему казалось, что бабочки летают для него.
Девочка подошла к нему незаметно и громко крикнула:
- Дыши!
Он вздрогнул, испугался, а потом они дружно рассмеялись. Это был первый день следующего месяца. Радалин закончился, значит, теперь нужно целый год дышать полной грудью и есть горький шоколад дольками, а не плитками.
Она посмотрела на него серьезно.
- Пойдем?
- Пойдем. Только подождем, пока солнце выйдет полностью. До этого момента мне нужно быть со своими бабочками.

Она все понимала и охотно согласилась посидеть на картонной коробке от телевизора, которая стояла тут же на углу, специально для всех, кто захочет смотреть на восходящее солнце.
- Мне кажется – оно резиновое, - задумчиво сказала девочка.
- Солнце? Резиновое?! - удивился он.
- Да, посмотри, как оно прогибается под обстоятельства. Оно всегда одинаково, но делает вид, что разное, украшая себя погодой и временами года. Мне кажется, оно неискреннее. Оно старается расположить к себе – днем светит и греет, уговаривая, что в этом огромное счастье для людей. Ночью же спит, тайком, пока все тоже спят. Я луну люблю больше. Она такая, какая есть. Она – честная.
- Никогда не задумывался об этом… Знаешь, я всегда воспринимал солнце как одну из моих бабочек. Поэтому мне сложно говорить о нем так.
- Это хорошо, что мы видим вещи так, будто они…
Она не успел договорить, потому что в этот момент к мальчику подошел покупатель. Это был высокий мужчина средних лет в коричневом замшевом пиджаке с большими черными пуговицами. Пуговицы привлекали внимание гораздо сильнее, чем его глаза или его улыбка. Мужчина поправил костюм и сказал:
- Мне нужна бабочка, которая не летает.
Мальчик никогда раньше не слышал подобной просьбы и немного растерялся.
- Но я продаю только летающих бабочек. Правда, иногда они останавливаются и спят. В этот момент они не летают.
- Нет, мне нужна та, которая не знает, что такое летать. Понимаете… я хочу научить ее.
Мальчик понял, в чем дело и пожалел, что у него нет ни одной нелетающей бабочки.
- Простите, я не могу Вам помочь.
- Ничего… Я буду искать дальше. До свидания.
- До свидания.
Высокий мужчина еще глубже влез в свой замшевый костюм с большими черными пуговицами и медленным шагом ушел вглубь переулка Ветров.
Девочка сидела на коробке и еле сдерживала слезы. Она давно не встречала открытых людей. Открытых настолько, что даже жесткий костюм не мог скрыть этого.

Мальчик тоже был растроган. Он с особенной нежностью собрал всех бабочек в стеклянный сосуд. Потом посмотрел на девочку – она совсем поникла и чертила ногой кружочки на дорожной пыли.
- Знаешь, - обратился он к ней, - в нашем дворе был мальчик, который называл меня экспансивным грибом. Я не знал, что это такое. И он тоже не знал. Но все равно называл меня так. Однажды мы вместе пошли на поляну, где обычно гуляют мои бабочки, и встретили старика, который разговаривал с цветами. Он был очень старым, совсем седым и постоянно улыбался: цветам, небу, сам себе. Мы разговорились, и я спросил у него:
«А вы не знаете, что такое «экспансивный гриб?». Он улыбнулся как-то по-особенному и ответил – «Это ты». «Почему?», - спросил я. «Потому что ты знал, что я это скажу». После этого он замолчал, а я так и не понял, что он имел в виду. Как ты думаешь, быть экспансивным грибом – хорошо или плохо?
Девочка повеселела от этой истории.
- Не знаю, но звучит очень смешно.
- Я очень рад, что она сделала тебя веселой.
Они рассмеялись. Чего-чего – а чувства юмора у них обоих было предостаточно.

Солнце развалилось по горизонту. Пора было отправляться в путь.
Он переменился и теперь строго смотрел на нее.
- Ты готова пойти со мной до конца?
- Да. Если ты пообещаешь мне кое-что.
- Что?
- Когда я найду место, в котором захочу остаться, ты отпустишь меня.
- Почему ты думаешь, что я не останусь там с тобой?
- Потому что меня уже ждут там.
Он метнул в нее острый взгляд.
- Конечно. Я оставлю тебя там, где ты станешь счастливой. Только и ты обещай мне: если в тот момент я буду уверен, что улица, где живут мечты уже совсем близко, ты проводишь меня туда.
- По рукам!
- По рукам!

Они обнялись и почувствовали, как их маленькие человеческие сердца пересекаются в телах. Его сердце било чуть громче и отрывистей. Ее сердце красиво дополняло этот ритм плавной дрожью.
Они были созданы для этого великого путешествия на улицу, где живут мечты.

3.
Они шли уже два дня, а никакого приближения цели не ощущалось.
Девочка радовалась, что, наконец, может видеть другие места. Она нечасто ходила куда-то дальше этого переулка Ветров. И никогда не заходила так далеко.
Мальчик радовался, видя ее удивленные глаза по поводу каждого неожиданного поворота. А еще он очень любил, когда она смеется. Она смеялась нечасто, в основном думала о чем-то или просто смотрела на асфальт, которого здесь было полным-полно.
Этим вечером они увидели около дороги дерево. Это было первое дерево за эти два дня.
Девочка подошла к нему вплотную и прижалась ухом к стволу.
- Это очень доброе дерево, - сказала она.
- Ты умеешь определять по звуку дерева его характер?!
- Нет, глупенький, просто там, наверху, там живут птицы.
- Но я не слышал, как они пели…
- Они и не пели. Сейчас же вечер. Птицы не умеют петь вечером. Они боятся, что их застанут врасплох.

Они присели здесь под деревом, разложили свои руки по траве, и только ветер мог угадать, о чем думают эти два смелых человека, каждый из которых был историей того мира, который в нем жил.

4.
- Проснись! Проснись!
Он открыл глаза и увидел около себя девочку, которая держала в руках дождевого червя.
- Ты знаешь, что это?
- Дождевой червяк.
- Вот именно. Понимаешь, это самый настоящий дождевой червяк!
Он зевнул.
Она восторженно теребила извивающееся создание в руках.
- Это не просто дождевой червяк, это знак.
Вот уж поистине загадочная девочка!
- Это ориентир. Если здесь есть черви, значит, здесь идут дожди. Значит, где-то здесь должны быть лужи. Может быть, среди них - та самая лужа, которая нам нужна.
- А может, это просто бродяга, который питается подводными источниками?!
- Может и так. Но, по крайней мере, он дал нам надежду. Он выполз наружу и дал нам надежду. Собой. Понимаешь? Он вернул нам жажду цели.
Мальчик встал и благодарно поклонился червяку.
- Там наверху живут птицы. Если они и вправду существуют, значит, им нужно что-то есть? Может, ты отобрала знак у птиц.
Девочка разозлилась на него.
- Я не могу ничего отобрать у птиц. Они слишком высоко, чтобы обращать внимание на что-то кроме высоты. И даже, когда я пою им, живым, здоровым, упивающимся свободой, высотой и властью птицам, я не уверена, я только надеюсь, что они слушают меня. Может быть, поэтому я пошла с тобой.
Мальчик увидел, как искренне она говорит о птицах и пожалел о своих необдуманных словах.
- Ты права. Мы должны быть внимательней. Давай возьмем этого червя с собой. Пусть он тоже попадет на улицу, где живут мечты.
Она уложила червяка в карман и улыбнулась мальчику.
- Мне нравится, когда ты улыбаешься. Тогда ты похожа на себя.


Она была так ранима и вместе с тем очень сильна. В своих фантазиях и поступках, она могла встать на колесо истории, пробежать по нему несколько кругов, а потом перепрыгнуть на обычную низкосортную тучу, просто чтобы выжимать из нее черный цвет и перекатывать по телу как ртутные шарики. Она верила в огненные цветы и отчетливых людей. Хотя последних она встречала гораздо реже.
Мальчик рассматривал клетки на ее теле и понимал, что она красивая и разная. Он видел изгибы ее рук горными ущельями, переходы ее кожи гладкими озерами и ее свежие ресницы напоминали ей зимнее солнце. Он понимал, что она несет в себе мир. И ценил это сейчас. Он не знал еще, как весь мир мог уместиться в таком крохотном создании, но загадки на то и приятны, что их можно смаковать как плоды диких слив. Что-что, а дикие сливы он ел с удовольствием.
Когда они закончили с рассветом, мальчик выбрал путь, и они пошли туда, где на вид все было похоже: равнины, асфальт, небо и воздух. Хотя они не были уверены, что воздух там такой же – ведь чем дальше заходишь, тем сложнее заблудиться. Потому что стираются ориентиры и начинается просто путь, который и становится твоим ориентиром.
Этого они и желали.

Они шли и шли. Иногда наступала ночь, и они начинали звездные войны – перекидывались желаниями. Иногда они устраивали прогулки по млечному пути и утром просыпались немного позже, чем обычно. Иногда они прислонялись к траве и камням, и никакие зодиакальные созвездия не могли повлиять на их твердую, уверенную совместимость со сном.
А когда начинался новый путь, они целовали друг друга в глаза и дарили имена неба. Он отдал ей самое красивое название неба, а она ответила ему самым теплым и нежным именем.
Однажды был день, который длился так долго, что, казалось, проходили годы и века. Под вечер, когда девочка уже не могла больше идти. Она присела на траву, и посмотрела на мальчика. Он тоже устал и тяжело дышал, положив руку на солнечное сплетение вечерних лучей.
- Ты хочешь посмотреть, как я буду плакать?
- Если ты будешь искренна.
- Я всегда искренна. И я уже плачу.

Мальчик подошел к ней и положил заряженную лучами руку ей на темя.

- Чувствуешь, как твои слезы передаются мне. Отдай мне все. Я не хочу, чтобы ты носила это в себе.
- Нет. Ты не знаешь… Если я отдам тебе все, то превращусь в голубя и, значит, стану похожа на птицу. Тогда они точно не будут слушать, что я пою. Птицы никогда не слушают самих себя.
- Я тоже раньше думал, что если хотя бы день не буду продавать своих бабочек, то стану демоническим изваянием, которое не раздает красоту миру, а только использует ее. Но, ты видишь, я перестал продавать бабочек, и со мной ничего не случилось. Потому что впереди меня есть другой способ отдавать красоту – этот способ я узнаю на улице, где живут мечты.
Девочка перестала плакать. Ей стало немножко неловко за то, что она красива, но не знает, как эта красота может помочь миру. Она стеснялась спросить у мальчика, потому что видела, как трепетно и нежно он обращается со своими надеждами.
В этот момент в траве что-то зашуршало. Звуки были странными, сиплыми и глухими. Такое ощущение, будто кто-то перелистывал траву, волновал ее.
Мальчик пошел по звуку и увидел там… луну. Желто-молочного цвета, большую полную луну. Он протер глаза, подошел еще ближе и убедился, что это действительно луна.
- Подойди сюда, - сказал он девочке.
Она встала и, вытирая слезы рукой, пошла к мальчику. Когда она посмотрела в траву, то весело рассмеялась.
- Все-таки моя мама была права. Пёс! Пёс!
Лохматое животное, скромно пряча под шерстью глаза, приблизилось к ним.
- Почему ты раньше не говорил об этом? - обратилась она к Псу.
Он откашлялся и заговорил приятным низким голосом:
- Просто ты никогда не пыталась говорить со мной. Я не мог заговорить первым.
Пес умел рисовать луну! Он нарисовал ее в траве, и от этого она казалась еще ярче.

5.
На закате они подошли к концу очередного пути. Здесь они впервые за все это время увидели людей. Это были две женщины. Они были раздеты.
- Добрый вечер, - поздоровались они с нашими путешественниками.
- Добрый вечер.
Мальчик никогда не видел раздетых женщин и немного стеснялся, поэтому девочка заговорила первой.
- Вы здесь живете?
- Нет, мы здесь гуляем. А вы?
- Мы ищем улицу, где живут мечты.
- О, вы первые, кто говорит об этом открыто. Это достойно уважения. Вам, наверное, интересно, кто мы и что мы здесь делаем?
- Нам интересно.
- Мы – лесбиянки. Мы приходим в те места, где мягкая почва, чтобы попытаться в который раз исполнить свою высокую миссию. Мы хотим переписать историю мира. Переписать легенду, по которой этот мир живет. Потому что, если мы существуем, значит, эта легенда – ложь.
- А как вы это делаете?
- Мы живем.

Мальчик посмотрел на женщин. «Лесбиянки… Забавное слово», - подумал он.
Девочке не понравилась их разговорчивость. Она не совсем поняла, как можно переписать уже существующую легенду – не проще ли написать новую. Она подумала так, но вслух сказать постеснялась.
Они попрощались. Женщины остались стоять в пустой равнине, а мальчик и девочка побрели вперед, навстречу невероятным событиям, которые встречались им часто, но аккуратно.
Они шли молча, и тут вдруг мальчик неожиданно остановился.
- Ты слышала – они сказали «мягкая почва»?! Мой отец тоже говорил, что рядом с тем местом ноги начинали увязать в земле.
- Да, но тогда он уже чувствовал цель. А мы… Кажется еще нет.
- Это не важно. Может быть, наше путешествие не будет точно повторять путь моего отца. Главное, обращать внимание на знаки. Ты же сама говорила.
Тут они посмотрели вперед и увидели вдалеке высокий длинный столб. Они пошли по ориентиру, тем более, что им нужно было именно в ту сторону, как казалось мальчику.
Они приближались к столбу с чувством какого-то странного волнения. У него была такая необычная тень. Она была намного ниже его. И вообще странно, что она была у него – вечером-то! Они подошли ближе.
- А вот и я!!! - из-за столба с диким криком выскочил бородатый человек.
Девочка вздрогнула – на Деда Мороза он точно был не похож. Мальчик тоже испугался, но не подал виду.
- Страшно?!
- Да, но зачем вы сделали это?!
- Потому что это мое дело.
- Пугать?!
- Приучать людей к неожиданностям. Чтобы они были готовы принять неприятные сюрпризы, которые преподносит им будущее.
- Вы так целыми сутками стоите за столбом?
- Конечно. Мне нельзя пропустить ни одного человека, проходящего мимо этого места.
- Но откуда у вас вечерняя тень?
- Этот подарок достался мне за великую провинность. Пару лет назад я убил несколько лучей солнца, которые пришли для того, чтобы согреть меня.
- Случайно, наверное, убили?!
- Нет. Я хотел доказать, что могу это сделать. С этих пор я весь день и всю ночь ношу на себе тень.
Разговаривать больше было не о чем, поэтому бородатый человек зашел обратно за свой столб, а мальчик и девочка продолжили свое путешествие.
Мальчик нарушил молчание первым:
- Как ты думаешь, этот человек – тоже знак?
- Не знаю. Знаки на то и даются, чтобы решать: заметить их или нет.

6.
В это утро они проснулись не так обычно. Они проснулись в один момент. Оба открыли глаза и увидели друг друга.
- Знаешь, а может быть мы любим друг друга? – спросил мальчик.
- Может быть. Расскажи мне, как это?
- Я вижу твой образ перед глазами весь день. Даже когда занят чем-то или разговариваю с другим человеком или существом. Мне нравятся твои поступки и ни одно твое слово не вызывает во мне раздражения. Когда ты смотришь на небо, мне нравится, как блестят твои глаза – веселые и уже очень мудрые. Когда ты плачешь, мне интересно видеть это, потому что сам я не умею плакать. Ты – дополняешь меня. Ты делаешь мою жизнь сильнее.
- А знаешь что?
- Что?
- Не сходится. По сюжету этой истории ты – мальчик, а я девочка. Обычный мальчик с переулка Ветров. Ты не можешь знать о любви так много.
- Я не знаю о любви ничего. Именно поэтому я говорю о ней так уверенно.
- Как ты думаешь, я тебя люблю?
- Ты любишь себя во мне. Значит, ты любишь меня.
- Почему ты так мудр?
- Потому что я мальчик, который продает утренних бабочек. Поверь, это очень престижное кредо.
- Ну «девочка, которая поет птицам» – тоже ничего.
- Не спорю. Именно поэтому мы сейчас здесь.
Девочка задумалась. Прошло несколько часов. День двигался быстрее, чем обычно.
- А что изменилось, оттого, что мы любим друг друга? Что мы обрели в любви?
- Сейчас мы строим наши воспоминания, которые однажды станут нашим лекарством. А потом сделают нашу биографию, которая будет либо стерта следующими, более сильными жизнями, либо станет историей и тогда наша любовь будет названа «любовью мальчика, который продавал утренних бабочек и девочки, которая пела птицам».
- А как она называется сейчас?
- Никак. У нас же нет имен. Значит, и наша любовь такая же.

Девочка захотела нарисовать их любовь палочкой на песке, чтобы, в случае ее потери, знать, что искать. Она нарисовала пятиконечный круг и подумала о том, что это и есть те чувства, которые живут сейчас в ней. Это и стало ее любовью. Не больше – не меньше. Пять углов одной бесконечности.
Мальчик посмотрел на рисунок.
- Давай возьмем его с собой. Вместе.
Девочка подняла на него глаза.
- Как?
- Мы запомним его.
Они взяли рисунок и пошли в ту сторону, где проникало в линию усталое, но еще очень сочное солнце.
А когда трава слилась в сплошную бурую гладь, они взялись за руки и решили, что сегодня вечером они обретут цель, чего бы им это не стоило.



Страница автора: www.stihija.ru/author/?Fkusmondarin

Подписка на новые произведения автора >>>

 
обсуждение произведения редактировать произведение (только для автора)
Оценка:
1
2
3
4
5
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Мнение:
  Поместить в библиотеку с кодом
  Получать ответы на своё сообщение
  TEXT | HTML
Контрольный вопрос: сколько будет 5 плюс 5? 
 

 

Дизайн и программирование - aparus studio. Идея - negros.  


TopList EZHEdnevki