СтихиЯ
реклама
 
Лев Шкловский
"Mūsiškiai" - Рута Ванагайте (Наши) перевод прод. 3
2017-09-23
0
0.00
0
 [об авторе]
 [все произведения автора]

140
Саулиус Бержинис беседует с Региной Прудниковой: из Вашингтонского музея Холокоста, Коллекции Джеффа и Тоби Херра.
Многие бедные литовцы служили евреям. Евреи были милосердными людьми.
Я также служила, но потом я ушла, я боялась ... потому что я была очень красная, крупная, но, говорили, что евреи не живут без крови христиан, на праздники должны имейть хоть каплю крови.
Когда немцы пришли, евреи не имели права ни на что. Литовцы грабили магазины, несли все ... Всго наприносили, и я принесла. Что вы принесли?
Я принесла материала из еврейского магазина и обуви, но ботинки были разные.
И тогда евреев выгнали из дома на площадь. С оружием и окружили. построили в ряды. Все гнали, потому что они просили всех пойти и сказали, что они отдадут имущество, дома, квартиры. Тогда много
кто жил здесь, в еврейской собственности.
Затем в ресторане «Липке» были торги, покупали, рвали, возили ... В ресторане Липки была загружена одежда, куда ее привозили на лошадях. Из окон бросали покрывала, подушки, одеяла, это люди хватали, кто что успел схватить, и Иисус, что здесь происходило ...
Кто бросал?
Те, кто участвовал в стрельбе. Те и бросали. Лучшее из вещей, мебель оставили себе.
Когда вы зашли, то увидели эту мебель?
Я знаю, что у них ничего не было, нищих, а потом я посмотрела, я увидела пальто каракулевое ... жена кузена надела. Обуви был полный коридор.
Я взяа бордовые сапоги из замши, а он вышел и отобрал. Сказал это моё. Я говорю - не твое, а евреев.
Там вероятно, были и золотые кольца ...
Это было ... они избавились от них голыми, которые были более богатыми. Зуб вынимали ... Так я купила один зуб.
141
Вы купили зуб? Можно было купить зуб?
Да, да, золотой. Я заплатил небольшую цену. Когда руммкие пришли, купила у одной женщины
.Где этот зуб сейчас?
Здесь (показывает золотой зуб во рту пальцем). Расплавили и сделали мне зуб.
Мужчина той женщины стрелял евреев, он продал его мне с целой коронкой
Так покупали коронку с зубом?
Да, с зубом.
.Это, значит, и вы нажились от евреев?
Как это я нажилась?
Я ведь купила этот зуб.
1998. апрель
VI. НАШИ. Спасатели.
Я знаю только несколько евреев, спасенных со времен нацистской оккупации от смерти: театралов Ирену Вейсайте, Марка Петухаускаса и Каму Гинкаса. Я не знала спасателей ни одного.
Так я думал, пока не увидела стенд о докторе Пятрасе Баублисе в лобби в еврейской общины. Бублис был евреем? Я не знала ... Нет, один из членов общины ответил мне. Он - Праведник Мира, который спасал евреев от смерти.
Пятрас Баублис - и мой спаситель.
Примерно в тринадцать лет меня мучилась сама и мои родители , но никто не мог обнаружить болезнь. Всевозможные врачи проверяли, они провели много исследований, но температура поднималась каждую ночь и постоянно мучила усталость.
Подростковый возраст или все таки болезнь?
В конце концов, кто-то сказал своим родителям связаться с доктором Пятрасом Баублисом. Он принял нас с отцом в своем доме в Вильнюсе на улице Шило. Задержались на час. Доктор увидел, что на моих легких на фотографии, то что не видели другие - начинается туберкулез. Он приказал немедленно вывести меня из школы на полгода и отвезти меня в санаторий на лечение, глотать лекарства и вдохать воздух соснового леса. Благодаря доктору Баублису, родители купили мне собаку, чтобы гуляла как можно больше в сосновых лесах.
Я был счастлива. Я окончила школу, в 1973 году поступила в Московский театральный институт, а в декабре того же года вернулся в Вильнюс. Назад должна была летать в декабре
143
на 16-й день. У меня был билет, но я вернулась, потому что у меня не было лекций, и я могла
остаться еще на несколько дней. В этот день лучшие литовские педиатры были доставлены в Москву
Накануне они были в Паневежисе, на конференции, а после нее на спектакле «Танго смерти» в Театре Юозаса Мильтиниса. Вылетел в Москву
и Петрас Баублис тогда ему было 59 лет. Самолет Ту-124 разбился около Минска. Петрас Баублис погиб. Все врачи, все пассажиры самолета, погибли.
Я осталась в живых.
В 1977. Петрас Баублис был признан Праведником мира .
Скольким детям доктор Петрас Баублис спас жизнь во время войны?
Не одному десятку ... Может быть, спасенные еврейские дети были отданы литовским семьям
и не знают свои корни, не знают, что данная им врачом инъекция, усыпившая их на несколько часов была первым шагом из зоны смерти?
В течение двух лет, с 1942 по 1944 год, он работал в Каунасском доме ребенка директором «Колыбельки». Они находились в Вилиамполе, недалеко от границы с еврейским гетто.
Говорит еврейка Рут, доктором Баублисом принятая, как Ирена Балтадуоните:
Я был ввнесена из гетто 17-летней еврейкой, которая не была похожа на еврейку. С доктором Баублисом было соглашено, что он оставит меня на у входа в «Колыбельку» завтра.
Я спала усыпленная лекарствами, и ранним зимним утром меня отвезли как сверток одежды. К счастью, немцы не проверяли, потому что иначе это была бы смерть обоим. В этом пакете записано было мое поддельное имя и фамилия, с которой я и росла в «Колыбельке» у доктора Баублиса *
История одного ребенка особенно странная:
Один полицейский нашел девочку и принес ее к доктору Баублису в детскую с следующими словами: «У меня есть сын, но у меня нет дочери. И я хочу, чтобы этого красивого ребенка вырастить . «Д-р Баублис считал, что это лучший вариант, потому что
* Gyvybę ir duoną nešančios rankos. 4 knyga. Vilnius: Valstybinis Vilniaus Gaono žydų
muziejus, 2009, p. 198.
144
у полицейского она будет в безопасности ... Утром он дал девочке конфету, она сказала «кеке», так еврейские дети называли сладости от слова «зукерке». Поскольку этот литовский полицейский вырос среди евреев, он понял, что это девушка из гетто,И поэтому немедленно вернул ее к воротам гетто * Говорит сестринская сестру в «Яслях»:Дети были подстрижены, их головы покрыты перманганатом калия.Гестапо проверяло ясли два или три раза в неделю глубокой ночью. **
Когда гестапо узнало, что число брошенных детей значительно выросло в яслях возле гетто, сотрудникам запретили запирать дверь ночью. Ясли должен были быть открыты 24 часа в сутки, чтобы проверять их.
*То же, с. 200.
** такой же, p. 204.
В марте 1944. за так называемое «Детскую акцию» в каунасском гетто от содержания под стражей матерей дети были отобраны. В то время 1300 беспомощных людей - детей и престарелых - вывезли в концентрационные лагеря. Их ждали газовые камеры Аушвица и Дахау.Еврейский музей Вильнюского Гаона в 2002 году опубликовал книгу - список литовских людей, которые спасали евреев. В нем насчитывается 2559 фамилии.Спустя 10 лет Центр изучения геноцида и сопротивления литовского народа подготовил список людей, которые, вероятно, участвовали в Холокосте и опубликовали его на Веб-странице. В этом списке есть 2055 имен.Таким образом, в Литве было больше спасателей. Официально.Список Центра геноцида в 2012 был передан правительству Литовской Республики. Так сообщается. Видимо, наше правительство последовательно следит за этим с той же позиции, выраженное в простых словах историком Нериусом Шепетисом: «Те, кто участвовал в убийстве наших евреев в Литве, - были в основном литовцы. Ну и что?
VII. Сегодняшний взгляд.
Интервью с историком
Саулюсом Сужедялисом - историком из Университета Пенсильвании (США) в Милсвилле
Почетный профессор, член международной комиссии по расследованию преступлений в период нацистской и советской оккупации, автор книг и публикаций о Холокосте.
Вы слышали о списке лиц возможно причастных к Холокосту, составленному по поручению правительства Исследовательским центром геноцида и сопротивления ?
Нет, я не слышал. Обязательно поинтересуюсь.
Насколько, вам известно, наши, литовцы, участвовали в Холокосте во время нацистской оккупации?
В Литве немцы, которые были непосредственно вовлечены в массовое убийство евреев, были в меньшинстве - несколько сотен (различные службы безопасности и вермахта). Местные, в основном этнические, литовцы составляли гораздо большее число: они убивали напрямую, по крайней мере несколько тысяч, и это противоречит мифу об убийцах евреев, как «маленькой горсти подонков». Так много или мало?
Историк Соломон Атамукас пытался решить этот вопрос, но, по его словам, вычислить количество преступников было затруднено, не хватало выражения определения степени виновности.
Тем не менее, следует предположить, что его вывод логически приемлем: «Во время преследования евреев, погромов, тысячи местных жителей принимали участие в процессе грабежа, загона в гетто, их охраны, дальнейшей концентрации, передвижения, транспортирования и расстрела ».
147
Кто, на ваш взгляд, были самими убийцами и почему они убивали?
Монография Кристофа Браунинга попыталась ответить на этот фундаментальный вопрос
«Обычные мужчины». Автор изучил типичный немецкий полицейский батальон в Польше. Этой частью из солдат старшего резервного возраста (около 500 человек) была убито или депортировано в лагеря смерти 83 000 евреев. По словам Браунинга, батальон участвовал в массовых убийствах в основном от повиновения командирам, а также чуствуя психологическое давление сослуживцев. Браунинг считает, что антисемитизм, ненависть к жертвам, нацистская идеология были не так важны. Повиновение бюрократическому механизму, приказам командиров и лояльность к соратникам играли главную роль в превращении в
убийц «обычных людей». Садистов, убежденных нацистов было меньшинство.
Насколько был важен антисемитизм литовцев в отношении Холокоста?
Антисемитизм в Литве после оккупации большевиков был очень важным фактором. До тех пор проявления антисемитизма были, но массового насилия на самом деле не было. Антанас Сметона не был антисемитом, и его политика была умеренной по отношению к евреям. Однако после советской оккупации в 1940 году, было убеждение, что евреи
предали Литву, потому что они встречли большевиков цветами. Считалось также, что энкависты были в основном евреями, хотя на самом деле большинство из них были русскими, хотя
конечно, были и литовцы, и евреи. Литовцы считали, что евреи не пострадали от Советов, хотя факты показывают, что советские оккупанты отняли земли и другие активы как от евреев, так и от литовцев. Вместе с литовцами в 1941 году было депортировано в июне много литовских евреев.
Какую роль играет временное правительство Литвы в Холокосте?
Не так давно был на эту тему разговор с одним крупным политиком. Он утверждал, что лояльность временного правительства к нацистам была частью стратегии поиска независимости Литвы, и мы не должны сейчас судить об этом с башни (позиции) современности и обвинять литовских лидеров того времени, которые сделали все для Литвы. Члены тогдашнего правительства сами боялись репрессий, опасаясь, что немцы их арестуют. Однако я убежден, что, если вы уже сказали, что после восстановления независимой Литвы и принятия моральной ответственности за это в своей риторике, то надо было и действовать соответственно. Решения правительства, дискриминирующий евреев закон
148
противоречил Конституции 1938 года, принятой Независимой Литвой, в которой провозглашалось, что все граждане равны. Если LLV объявило о восстановлении этой Литвы до 1940 года - значит, литовская Конституция была действительна.
Если бы это считалось иначе, в Конституцию Литовской Республики должны были быть внесены поправки, чтобы принимать евреев дискриминирующие постановления.
Мне кажется, что Временное правительство просто не поняло сущность вызвнного фашизмом геноцида, они думали, что национал-социалисты были одинаковы с немецкими патриотами, возможно, с крайними или других оттенков. И были предупреждения Литве. Ещё, в 1933 году. известная
фигура партии таутининку (народной) Валентинас Гаутис писал об опасностях, которые, когда Гитлер пришел к власти, угрожают Германии. А по оценке с башни сегодняшней мудрости ... мы ведь ценим советских сотрудников с сегодняшних позиций и осуждаем тех, кто принес в Литву Сталинское солнце. Поэтому и в этом случае должна быть последовательность.
В 1941. Временное правительство было в смятении. Конечно, немецкая армия освободила Литву от большевистского ига. Однако нацистская политика уже была очевидна из их действий в Польше и первых шагов в Литве. Гитлеровская война в Западной Европе не была разрушительной. Скажем, фюрер уважал Англию и считали ее равной Германии. Но планы Гитлера по Восточной Европе были совсем другие. Это была война на уничтожение. Люди гитлеровского окружения прошли Первую мировую войну и знали, почему она была проиграна: из-за лишений и голода. Начав новую войну в Европе, было принято решение, что немецкая армия не будет недоставать пищи ни при каких обстоятельствах - ее будет поставлять немцам Восточная Европа. Это требовало резкого сокращения числа людей, живущих там. Сперва уничтожались евреи Восточной Европы, а затем, по-видимому, были бы приняты и другие решения.
Временное правительство Литвы, при приходе немцев не справлялось с ситуацией, даже не командовало армией. На практике было безвластие. Таким образом, LLV не организовывало расстрелы еврев и не поддерживало их. Начиная с 1941 года. к концу июля немцы стали править сами Литвой, используя так называемых «советников» - настоящих коллаборационистов, а также восстановленную LLV администрацию, местную полицию.В 1941.- август, сентябрь, октябрь - самая кровопролитная страница в истории Литвы, когда за
149
очень большое количество людей были убиты в течение очень короткого времени, абсолютное большинства литовских евреев. Генерал Петрас Кубилюнас был бы сильно осужден к союзникам за то, что он сделал при нацистском правлении в Литве.
Каков опыт других европейских стран - кто-нибудь более серьезно выступал против нацистского геноцида евреев?
В Литве во время немецкой оккупации было убито 90-95 процентов евреев.
Между тем, в Дании 90 процентов евреев сбежали. В 1943. после того, как немцы отменили датский протекторат и ввели оккупационный режим, датское антинацистское Сопротивление организовало перемещение около 7 000 сограждан-евреев в Швецию, таким образом, изъяв 90 процентов евреев из числа погибших. В 1999. в Вашингтоне состоялась впечатляющая выставка плакатов из Театра Вильнюсского гетто. Выступая на открытии встречи, Том Лантос, член Палаты представителей США, происходящий из Венгрии. В молодости он пережил Холокост, но выжил благодаря известному шведскому дипломату Раулю Валленбергу. В своем выступлении Лантос назвал датчан в качестве примера для Литвы, неспособной защитить своих сограждан. Согласно Лантоса, датчане, даже спасли собак еврейских соседей, которые покинули свой дом и бежали в Швецию - после войны они вернули их хозяевам, вымытыми и причесаными.
Но очевидно, что случай Дании был исключительным, там немецкая оккупация, по сравнению, скажем, с Польшей, была, можно сказать, нежной. В Венгрии и Румынии, где массово-фашистские движения доминировали в межвоенный период, которого не было в Литве, процент евреев, переживших Холокост, значительно больше (половина евреев Румынии спаслось). Франция потеряла около четверти еврейских граждан, а из Голландии вывезено и уничтожено три четверти еврейской общины. Венгерский случай особенно поучительный.
До весны 1944 года в стране насчитывалось еще 800 000 евреев. Во время войны многие из них подвергались репрессиям и преследованиям, часть из них была убита, но венгерский лидер адмирал Миклош Хорти не соглашался на требования Берлина отдать евреев на смерть. Начало уничтожения большинства венгерских евреев связано
с марта 1944 года - немецкое вторжение в и введение прогерманского марионеточного правительства . Когда Рейх фактически получил исполнительную власть в стране, штаб Адольфа Эйхмана начала массовую депортацию венгерских евреев в лагеря смерти.
150
Я бы сказал,напрашивается вывод, что наименьшая вероятность бегства была там, где немцы ввели непосредственную оккупационную власть и включили местные административные структуры в сотрудничество. Вышеупомянутые примеры показывают, что местные сотрудники и антисемитизм населения способствовали работе берлинских планировщиков.
Какова роль католической церкви в Холокосте? В конце концов, даже в батальонах смерти были капелланы, и они отпускали грехи убийц, верно?
Католическая церковь в Литве как институт с огромным моральным авторитетом не осуждала публично еврейский геноцид. Взгляд митрополита Йозапа Йона Скквирецкаса на ситуацию был неоднозначным: например, из дневника видно, что Сквирецкас боялся событий, происходящих в Каунасе
погромов и даже пытался повлиять на ситуацию. С другой стороны, он читал и хвалил некоторые из сочинений Гитлера ... Епископ Винцентас Бризгис публично поздравлял «освободивших» Литву нацистов, но поддерживал усилия монахов, чтобы помочь евреям, которые были заключены в гетто. Некоторые священники спасали евреев и с кафедры
осуждали убийц. Однако это были отдельные случаи. В архиве сохранилось Апостольское послание для приходов, епископа Тельшяй Юстинаса Стаугайтиса в 1941 году. 10 июля в котором он призывает не мстить, не подвергать насилию и не обижать, а даже помогать им, четко имея в виду евреев. Это сильный текст.
К сожалению, насколько я знаю, это единственное документированное письмо такого типа иерарха. В сентябре 1941. Юозас Бразайтис-Амбражевичюс, глава LLV посетил Сквирецкаса и призвал священнослужителя присоединиться к публичнму заявлению, в котором говорится о отделении (отстранении) литовского народа от массовых убийств, которые уже стали массовыми. Но митрополит отказался и из этого намерения ничего не вышло.
Нас, литовцев, евреи обвиняют в том, что почитаем военных преступников, строя им памятники и называя улицы их именами. Но это правда ...
Давайте не будем говорить о главах ЛАФ и временном правительстве, но это памятники, непосредственно уничтожавшим евреев. Существует памятник Юозасу Барзде, школа Йонаса Норейки, площадь Юозаса Крикштапониса, племянника Антанаса Сметоны и памятник ему на ней.
151
Это большая проблема. Скажем, названный в честь Крикштапониса площадь в Укмерге. Да, он был партизаном, но прежде, в годы нацистской оккупации, он был определенно скомпрометирован. Однако таких случаев не так много. Весь этот шум с реабилитацией партизан произошел в начале независимости, не полностью осознавая некоторые вещи. Саюдис, эйфория независимости, всеобщая
реалибитация партизан, и здесь кто-то начинает прицепляться из-за их деятельности в годы нацистской оккупации. Каждый партизан считался героем. Это была психология автоматической реакции: все, кто был плохим для русских, хороши для нынешней Литвы. Вернувшись к независимости, отправляйться в архивы КГБ не было большого желания.
Когда архивы КГБ были захвачены и охранялись людьми Саюдиса, я однажды обратился к ним с историком Валентином Брандишаускасом.
Эти хранители встретили зло, они были подозрительны, они не понимали, что мы искали здесь. Кстати, президент В. Адамкус однажды пригласил меня и спросил, следует ли давать орден одному репрессированному партизану. Я сказал вам надо посмотреть, что делал, что делал любой другой советами репрессированный человек, которому сейчас вручают награды. На самом деле не все сопротивление было святым. Ясно, что политическое давление велико. И не только здесь, но и в изгнании. Военный преступник Антанас Импулевичюс был избран председателем литовской общины в Филадельфии - он просто сказал, что он служат в немецкой армии, и ни у кого никаких подозрений не возникало.
Как вы думаете, мы когда-нибудь посмеем открыто взглянуть на нашу историю?
А в Литве и за рубежом семь основных стереотипов все еще укоренены в умах некоторых людей:
1. Участие литовцев в массовых убийствах евреев было понятным ответом на участие евреев в уничтожении литовцев.
2. Литовские евреи хотя бы частично заслуживают своей судьбы, так как они составиляли эксплуатирующее литовцев закрытое общество во времена независимости и особенно провинились перед Литовским народом в первые советские времена, когда евреи пошли вместе с коммунистами, и не было евреев среди ссыльных.
3. Во время немецкой оккупации многие литовцы спасали евреев.
152
4. Весь геноцид евреев осуществлялся нацистами, иногда переодетых в литовскую униформу, и, возможно, им помогала горстка отбросов народа и бывших коммунистов, хотевших искупить свою вину.
5. Утверждения в западной прессе о литовских эсэсовцах являются клеветой, поскольку все мы знаем, что литовцы, в отличие от латышей и эстонцев, решительно отказались создать легион СС.
6. Обвинения против отдельных лиц, особенно отличившихся патриотической деятельностью, являются политическим маневром оккупантов на основе фальсифицированных документов КГБ.
7. Западные СМИ контролируются евреями, которые полностью сосредоточены на геноциде , игнорируя более широкомасштабные коммунистические преступления.
Пока господствуют эти стереотипы основаные частично на исторических фактах, будет трудно оценить трезво самую кровавую страницу литовской истории . Мы все еще находимся в оборонительной позиции. Будучи в неадекватной позиции в этой ситуации, мы часто переходим в контратаку: а что вы делали? Я всегда думал, что если бы вы смогли критически оценить себя, тогда другие не могли бы обвинить вас, словно бы были обезоружены. Придет время, когда все равно мы все будем должны открытыто сказать себе, что такова была наша история и что в ней было плохого.
Постскриптум первой части.
Самый важный вопрос, который я подняла в начале книги, - это глава о Холокосте в учебнике 10 класса : Кто являются виновниками?
Литовское правительство?
Кучка подонков?
Тысячи литовцев?
Историк Саулюс Сужидялис говорит: по крайней мере несколько тысяч. В списке (тайном) причастных к Холокосту, включенных в список Центра изучения геноцида и сопротивления Литвы, можно назвать 2055 имен. Римантас Загрецкас (Rimantas Zagreckas), автор социального портрета убийцы евреев, пишет, что Специальный архив содержит несколько тысяч случаев, связанных с Холокостом.
По словам историка Арунаса Бубниса, во время немецкой оккупации около 12 000-13 000 солдат служили в батальонах самообороны. По меньшей мере 10 батальонов так или иначе способствовали Холокосту. Так убийц было 5000-6000?
По словам Альфонсаса Эйдинтаса, рейху служили около 20 батальонов самообороны.
154
Историк Людас Труска называет около 10 000 участников Холокоста.
Холокост в Литве состоял из двух частей, двух преступлений. Первой была изоляция евреев, скопление их во временных лагерях, создание условий для второго - массового уничтожения.
Некоторые работали в разных правительственных учреждениях разного уровня. Другие были членами литовских вооруженных структур - литовской вспомогательной полиции, Национальной службы охраны труда и вспомогательных полицейских (белоповязочники) подразделений, в основном подчиненных главам штаба литовской полиции. Третие служил в батальонах самообороны. В Литве
было сформировано 26 батальонов самообороны, в которых служило 12 000-13 000 солдат. *
По мнению израильских историков, в дополнение к нацистским военным структурам в каждой провинции были десятки людей, которые сотрудничали
с оккупационными властями и вносили вклад в изоляцию и убийство евреев. По их словам, при расчете всех прямых и косвенных участников Холокоста общее число их в Литве достигнет 23 000 человек.
Правда, возможно, посередине. Между 10 000 и 20 000. Историки, с которыми я говорила, считают, что, по крайней мере, предположительно количество игроков в Холокост будет возможно, если пять историков будут работать не менее пяти лет, изучая десятки тысяч дел в специальном архиве
А также материалы из израильских, польских, латышских, белорусских и немецких архивов.
В течение 25 лет независимости Литвы таких исследований историкам никто не заказал .
Так что, вероятно, число участников Холокоста в Литве мы никогда этого не узнаем. Однако мы всегда будем знать, что их было слишком много.
* Alfredas Rukšėnas. Lietuvos gyventojų stojimo į Kauno savisaugos batalionus 1941 m.
vasarą ir rudenį motyvai. Iš: Genocidas ir rezistencijay 2012, Nr. 2 (32), p. 40.
* Альфред Рукшенас. Присоединение жителей Литвы к батальонам самообороны Каунаса в 1941 году.
Летние и осенние мотивы. От: Геноцид и Сопротивление 2012, №. 2 (32), с. 40.
155


содержание
часть первая
Поездка в тьму
я. «Опять евреи?»
/ 9
Как все начиналось
/
9
Моя семья - жертвы или нет?
/
13
«Быть ​​евреем» - это игра с последствиями
/
16
Евреи - кто они?
/
21
Противостояние с врагом
/
28
А мы отвечаем за свою собственную историю?
/
33
II. Наши. Дети, которые видели
/ 36
Лаимонас Норайка / 36
Джулиус Смулкстис / 39
Антанас Kmieliauskas / 41
Мартинайтис / 43
III. Наши. Политики
/ 45
Литовские активисты / 48
Литовские временные / 58
Советники и консультанты / 68
4. Наши. Расстрельщики евреев.
/ 74
Национальная охрана труда / 74
• Зубной техник и Co
/ 77
• Летающие убийцы
/ 85
Особенные мужчины / 89
• Паняряй: Портреты свидетелей
/ 90
• Студенческий портрет
/ 95
• Портрет почтальона.
/ 97
• Через тридцать лет: Сны убийцы
/ 104
• Портреты убитых
/ 107
• Не сгорели в аду: свидетельство сжигателя
/ 113
• Судьбы участников пециального отряда.
/ 116
содержание
6
Командированные убивать / 119
Убийцы с человеческим лицом / 132
V. Литва разбогатела.
/ 138
Vi. Наши люди. Спасатели
/ 143
Vii. Сегодняшний взгляд. Интервью с историком
/ 147
Первая часть
Постскриптум
/ 154









Мусишкяй - Рута Ванагайте
ВТОРАЯ ЧАСТЬ. ПУТЕШЕСТВИЕ С ВРАГОМ.
159
Литовские историки говорят, что Холокост в провинции Литва - белое пятно, явление, которое не изучалось в последние годы. Логика жизни гласит, что
В Литве было очень мало людей, которые видели смерти евреев, которые видели это своими глазами.
Тем, кому было 10 лет в 1941 году, сейчас 85. Тем, кому было 7 лет, сейчас 82 года. Мои личные обязательства после окончания проекта «Быть евреем» - выкапывть правду не только в архивах и в книгах историков, но и побывать на местах массовых убийств и говорить со свидетелями, которые еще живы, и до сих пор помнят. Ехать одной?
С кем-то - но никто не будет иметь для этого время а нанимать другого человека не на что.
Что остается? Путешествие с врагом? Путешествие к правде ... Удастся ли? Согласен ли враг Литвы с такой авантюрой, знает ли он и без поездки, что в Литве все являются убийцами?
Я написала письмо Эфраиму Зурову - я предложила путешествовать по 12 городам Литвы и местечкам. Он может выбрать половину из них - штетлы родителей, бабушек и дедушек или городов, которые были самыми важными еврейскими культурными центрами. С другой стороны я бы выбрала - места рождения моих родителей или бабушек и дедушек - это мой город. Бензин пополам.
Ответ скоро пришел. Это было очень длинное письмо от литовского врага о своих связях с Литвой.

Эфраим Зуров. Литва в моей жизни.

С детства Литвы Литва значила для меня много. Мой дедушка родился здесь - Зейде, как его называли евреи, Шмуэль Лейб Зарас (его имя в Америке каким-то образом стало Самуэлем Л. Сару). Влияние моего деда в моей жизни было очень высоким - даже до того, как я родился. Фактически, он выбрал мое имя, почитая одну из жертв Холокоста в Литве. Это было решение, которое мистики считали роковым для меня как человека.
Я все еще сохраняю письма,
которые мой отец и дед посылали друг другу. «Эстер родила мальчика», отец написал своему тестю
который работал в то время, помогая евреям, пережившим Холокост в лагерях беженцев в Европе. И мой Зейде немедленно ответил: «Я предлагаю имя Эфраима». Вероятно, в то время в августе 1948 года он уже был уверен, что, его младший брат Эфраим (один из шести) был убит в Холокосте в Литве. Поэтому его предложение было принято, и родители дали мне имя Эфраима Якова вместо намеченного, Моисей Даниил.

161


Дед не только выбрал мне имя, но и решал вопросы моего образования, предлагая школы, которые я должен был посещать, и интересовался моими
достижениями. Я никогда не забуду открытку, которую он послал мне на отдыхая в Майами. Он ответил на мое письмо, в котором я хвастался, как деньги заработал на рытье снега. Он написал, что заплатит мне столько же, сколько я буду зарабатывать на уборке снега, если я это время потрачу на учебу. Он имел огромное влияние на мою жизнь - и еще потому, что дед был одним из самых важных фигур университета Ешив в США - самом важном современном ортодоксальным учебном заведении.
Свидания моих родителей, были также идеей деда. Он выбрал моего отца, как одного из самых ярких студентов, видя его в качестве потенциального зятя. Мой отец стал учителем в возрасте 24 лет. Так дед в нашей семьи был патриархом и примером для всех мужчин семьи.
Мой дед был гордым литваком. Он был убежден, что литваки чрезвычайно умные и талантливые. У него был очевидный литвакский комплекс величия.
Литвакское сочетание: интеллектуального анализа деда и "bubba meises" - сказки бабушки с другой - на меня очень сильно повлияли.
Как ни странно, тема Холокоста в нашей семье не звучала, и тот факт, что брат моего деда Эфраим был одаренной ученым Талмуда, был более важным, чем его и его жены Беллы и сыновей Хирша и Eлияху трагические смерти в Литве Только чуть позже я узнал подробности их смерти. В то время я был уже втянут в тему Холокоста в Литве и в других местах. Знакомство с новыми фактами ещё больше меня связало с Литвой.
Первый раз, когда я пришел в "alte heim" - старую родину, когда Литва была еще в Советском Союзе. С 1970 года я уже жил в Израиле, а в 1985 году израильское правительство предложило мне отправиться в Советский Союз, чтобы встретиться с так называемым «отказниками», т. е. евреями, которые хотели эмигрировать в Израиль, но советские власти не позволяли им сделать это.
Люди, с которыми мы должны были встретиться, были сионистами, еврейскими учителями. Организаторы искали людей, которые
прибыли жить в Израиле из западных стран, эти страны по-прежнему сталкиваются

162

и поэтому мог путешествовать в Советский Союз, претендуя на то, чтобы считаться туристом. Я выбрал Вильнюс, и мне разрешили поехать туда.
Итак, 1985 год Я впервые приехал в Вильнюс осенью. Я действительно хотел поехать в Понары(Панеряй), где был убит мой старший брат Эфраим. Я знал, что не смогу добраться до Линкменай, потому что туристы с Запада не были свободны в путешествиях по стране. Но Понары - Paneriai все еще были Вильнюсом. Накануне запланированной поездки в Панеряй мы столкнулись с КГБ.
Как и в каждом городе СССР, который мы посетили, мы отправились в синагогу - посещение еврейской общины в Советском Союзе не было запрещено. Конечно, среди тех, кто молился, всегда был засланный человек, агент КГБ. Когда в тот день мы пришли к вечерним молитвам, только среди стариков в синагоге был один молодой человек, и он предложил нам показать еврейский Вильнюс.
Мы все перешли с улицы Пилимо, где была синагога, на улицу . Басанавичюса. Внезапно два мужчины,одетые в граждансое , напали на нашего гида и положили его на землю. Затем они приказали нам немедленно вернуться в отель, где на следующее утро нас ждет разговор. На следующее утро мы спустились в вестибюль гостиницы «Летува», и ждали запланированного разговора. Никто не появился. Мы отправились в Pонары - если
мы понадобимся им, они все равно найдут нас, где бы мы ни находились.
Спустя 30 лет, летом 2015 года, когда я написал запрос в Литве, я получил архивную справку КГБ, в котором говорилось, что наш разговор в синагоге был
прслушан - слушали, и сотрудник милиции сообщил в КГБ. Был ли он в синагоге или слушал из машины неподалеку - мы не узнаем ...
ОХОТА НА НАЦИСТОВ В ЛИТВЕ
Давайте перейдем к временам падения Советского Союза. Удивительные новости: Литва становится независимым государством, она дала мне много надежды.Это было немыслимо в течение десятилетий, теперь, в новых политических условиях, это, вероятно, будет возможно. Я взял статьи, в которых я говорил о том, что Литва должна честно посмотреть на свое кровавое прошлое

163


- к Холокосту. «Мы ждем справедливости от Литвы» - эта статья, опубликованная в ежедневной газете «Джерузалем пост» в 1990 году. была стартом моей многолетней деятельности в Литве.
Мой первый контакт с независимой Литвой состоялся в июне 1991 году. , в довольно специфических условиях. Литва пригласила большую делегацию из Израиля, в том числе людей, которые пережили Холокост в Вильнюсе, чтобы открыть новый памятник в Панеряй. На этом памятнике больше не будет советских надписей, маскировавших и жертв (евреев), а также палачей (в основном литовцев). Не будет небольшие памятников там, где погибло около 100 000 человек, из которых 70 000 были евреями. Однако, как раз на церемонии открытия памятника, под дождем, я начал понимать трудности евреев, связанные с проблемами Холокоста как в Литве, так и в других посткоммунистических странах. Эти вопросы связаны как с памятью жертв, так и с преследованием убийц, а также с документацией истории, образования и особенно деликатной
проблемой реституции.
Премьер-министр Литвы Гедиминас Вагнориус, основной оратор церемонии, попытался уменьшить масштабы трагедии и роль литовских убийц в уничтожении еврейской общины в Литве. «Мы не должны забывать, что эта трагедия произошла не за одно мгновение, но и по крайней мере за три месяца », - торжественно сказал Гедиминас Вагнарас, сократив трехлетнюю резню до трех месяцев.
Хуже того, он попытался описать участие коренных народов в массовых убийствах массового убийства в качестве днйствия группы преступников, хотя данные показывают, что нацисты сотрудничали со всем спектром литовского общества - от священников и подстрекателей до хулиганов и преступных элементов. Таким образом, по мнению Вагнорюса,
литовцы, которые спасали евреев в Холокост, их подвиги и общие усилия евреев и литовцев, чтобы восстановить независимость Литвы, гораздо важнее для истории, доброго имени страны и национальной совести, чем действия группы преступников .
Таким образом, в самом начале независимости на самом высоком уровне Холокост был унижен публикацией ложной симметрии среди нескольких
тех, кто спасал евреев и тысяч тех, кто активно участвовал в убийстве

164

практически вся литовская еврейская община. Поэтому, если бы кто-то ожидал, что литовцы открыто посмотрят на кровавое прошлое страны и фактически попытаются привлечь к ответственности нацистских преступников, они должны были послушать Вагнорюса и понять, что их надежды разбиты.
После церемонии в Панеряй мне удалось отправиться в город Линкменай, штетл, где родился мой дед и его пять братьев. Мой дед Элияху, еще будучи молодым, утонул в озере Линкменай и оставил свою вдову, мою бабушку (bubbe), одну с шестью сыновьями. Это было очень волнующее путешествие, прежде всего потому, что в городе не было никаких признаков того, что евреи жили десятилетиями или, возможно, веками. Земля моих предков была открыта и доступна, но ничто на ней не напоминало мне о прошлом моей семьи.
Я пишу это через четверть века после моего визита в Литву, когда страна обрела независимость и имела возможность взять на себя ответственность за свое прошлое впервые за всю свою историю. Я добивался, все двадцать пять лет моего общения с Литвой, общения со страной, где рождались росли мои предки и со стороны моей матери и со стороны моего отца. В течение четверти века я стремился
чтобы память жертв была почтена , привлечением убийц к ответственности, чтобы историческая правда об участии литовцев в Холокосте была раскрыта и стала известна как в Литве, так и за рубежом. Для меня было очевидно, что эта задача непростая и что мои усилия в Литве не будут оценены. Но для меня
казалось, что в этой миссии я не должен искать компромисса или популярности. Враждебность литовцев ко мне и тому, что я сделал, была той ценой, которую я знал, что мне придется заплатить.
Сейчас, через двадцать пять лет, я не жалею, что выбрал этот путь, но я признаю, что не оценил все трудности, с которыми мне пришлось столкнуться. Я не мог представить себе, что через четверть века Литва будет еще более далека от истины, и как слово божье распространяет искаженные факты о Холокосте и теорию двойного геноцида ,
Согласно этой теории, геноцид Сталина
и Холокост одинаковы. Однако я не думаю, что моя борьба за правду завершена, и я уверен, что ложь, распространяемая властями и финансируемыми ею институциями, не будет всемогущей. Но «победа» может быть достигнута

165


только в далеком будущем, когда литовские историки и другие известные люди оспорят повествования, сфабрикованное в первый раз с момента обретения независимости. И я могу остановиться тем, что я не предал жертвы Холокоста в Литве или унизил их память
Человек вдохновший меня выбрать этот образ жизни и упорно по нему идти, известный охотник за нацистами Симон Визенталь, именем которого назван наш центр. На вопрос, почему после войны он отказался от карьеры архитектора и отправился на охоту за нацистами, Симон сказал: «Я не религиозен, но я считаю, что существует не только этот мир. Я уверен, что мы после смерти отправимся на небеса и встретим там жертв Холокоста. Они сразу же спросят нас: «Вам повезло, вы прожили (жизнь). Вы сохранили свою жизнь и получили много подарков жизни. Как использовали этот подарок? Что вы сделали с вашей жизнью Некоторые из нас ответят: "Я стал предпринимателем", другие: "Я стал адвокатом", и еще другие: "Я стал учителем ". Я хочу, им ответить следующим образом: "Я вас не забыл".
Эта поездка с врагом является важной частью книги,„Mūsiškiai“, и в то же время своего рода примирением, или, возможно, даже прощанием с Литвой, передачи факела Холокоста литовцам, а также автору книги Руте Ванагайте ( Vanagaite ), которая имела мужество признать, что ее родственники принимали участие в Холокосте. «Наши» это попытка показать, что убийства коренных и привезенных из других стран евреев
было трагедией Литвы, которая бросает тень над этой прекрасной страной, пока эта трагедия не будет, наконец, понята и признана. Только тогда, когда вы литовцы поймете, что мой народ, убитые евреи, хотя другой веры, традиций, образа жизни, также были также и ваши - только тогда в вашей стране начнется настоящий процесс возрождения. Я надеюсь и молюсь об этом.




Миссия возможна?

Разговор перед поездкой.

Итак, Ефрем Зурофф прибывает в Литву - поездка с врагом состоится. Идеей заинтересовалось одно телевизидение, предлагавший поехать вместе, но я не согласился с этой идеей - я была уверена, что камеры и микрофоны повредят этой книге: литовские люди просто испугалются. Но прежде чем мы начали планировать поездку, нам пришлось поговорить и узнать кое-что. Итак, первый не очень дружеский разговор произошел сразу же по прибытии Эфраима Зурова.
Рута: Многие мои знакомые, узнав о идее путешествия с врагом, предупредили меня. Сказал, что вы агрессивный и опасный человек и лучше не работать с вами. Первое, что говорят СМИ и люди о вас: Зурофф ненавидит Литву. Он не успокоится, пока не останется один литовский житель Земли. Это действительно так?

167

Эфраим: Да, в мире есть люди, которые пережили Холокост , родственники которого умерли от рук литовцев. Некоторые из них думают: если атомная бомба упадет на Литву, этого будет недостаточно. Есть и другие люди такие, как я, которые убеждены, что преступники должны нести ответственность за свои преступления, но их детей и внуков нельзя обвинять. С тех пор, как я начал свою деятельность в Литве, я всегда говорил, что я не чувствую ненависти к странам Балтии. Напротив, то, чего я добиваюсь, Литве, будет очень полезно в долгосрочной перспективе. Ваша страна должна оглянуться назад в свое прошлое, честно оценить, что
произошло во время Холокоста. Тогда она будет равна другим демократическим западным странам. Вы должны это сделать. Сделать не ради меня или какой-либо еврейской организации, чтобы нам угодить. Вы должны сделать это ради самих себя.
Рута: Я спрашиваю вас по-другому: можете ли вы сказать что-то хорошее о Литве?
Эфраим: Я бы сказал две вещи. В глазах евреев Литва - самая важнейшая прибалтийская страна. В начале нацистской оккупации в Литве проживало 220 000 евреев. В Латвии их было 70 000, в Эстонии - всего 1000. Во-вторых, природа Литвы невероятно красива. Моя проблема в том, что когда я вижу ваши леса, я говорю себе: грустно, что в этих красивых лесах насчитывается несколько сотен мест массовых убийств. Эта резня - это огромный контраст с красотой природы в Литве. И еще одна вещь
Что я должен признать: я стараюсь не эмоционально реагировать на Холокост, но я становлюсь старше и больше думаю о брате моего деда Ефреме и его
семье убитой в вашей стране. Их убили ваши.
Рута: Вы любите свой народ. Я люблю свой. Ну, хорошо, представители моего народа убили людей вашего народа. Поэтому я понимаю, что вы не считаете наших людей людьми
- ни убийц, ни безразличных свидетелей массовых убийств. Мы враги, и это неизбежно. Вы представитель жертв, я представляю в ваших глазах
нацию палачей. Если я совершу поездку с врагом, то прежде всего, чтобы понять, что случилось с моим народом, с литовцами, которые их убивали. Почему они это сделали? В конце концов, они не были роботами, и не выродками ... Что об этом мне расскажут их ещё живые ? Я хочу понять, что случилось с моим народом, и если это случилось однажды, возможно, это может повториться опять.

168


Эфраим: Я не рад буду сказать это вам, но это может случиться снова. Потому что это уже случилось один раз. Если в 1930 году кто-то предсказал бы, что тысячи литовцев пойдут стрелять в своих соседей, этот человек будет заперт в сумасшедшем доме.
Но только это произошло. Я хочу сказать следующее: мой многолетний опыт показывает, что 99,99% людей, участвовавших в Холокосте, были нормальными людьми. Они не участвовали в преступной деятельности до или после Шоа(Холокоста). Они имели семьи и жили нормальной жизнью.

Рута: Один из нацистов в Нюрнбергском суде отрицал учвстие в преступлениях. Он сказал, что в полицейской школа быле был обучен определению того, что является преступлением. Преступление должно состоять из четырех компонентов: субьекта, объекта, намерения и действия. Поскольку он, обвиняемый, не собирался убивать, это тоже не было преступлением. Так и эти молодые литовцы, которые присоединились к батальонам самообороны служить своей Родине, не собирались расстреливать евреев. Их просто приводили или привозили в определенное место и приказывали охранять евреев, конвоировать их или ... да,
стрелять. Шаг за шагом они втягивались в резню. Попадя в такую ситуацию, возникает большое давление и нужно очень много сил, чтобы
отказаться делать то, что приказывают, и что делают все. Ты не в саду у отца, ты в армии.
Эфраим: Прежде всего, мы все знаем, что можно было отказаться от стрельбы. Об этом говорил не один допрашиваемый преступник. Можно было не участвовать в изоляции евреев или приведении их к месту расстрела. Сколько литовских мужчин воспользовались этой возможностью? Сколько людей отказалось помочь нацистам в организации изоляции и убийства евреев? К сожалению, большинство делало то, на что надеялись власти. То есть, они участвовали в массовых убийствах или делали возможными такие убийства.
Рута: Но вы прекрасно знаете, насколько сильна инерция. Вступил в армию. Получил оружие. Согласися охранять у территорию, или людей, которые в ней. Охранять от кого? Или зачем? Ведь не знаете ... Если вы начали, пути назад нет.
Эфраим: Вот поэтому международное право признает личную уголовную ответственность. Никто не говорит, что эти молодые люди были такого уровня преступники как Антанас Импулявичус (Impulevičius.) Никто не говорит, что они руководили бойней.

169

Но они стреляли. Они совершили преступление. Холокост никогда бы не достиг такого масштаба, если бы эти люди этого не сделали. Они должны взять на себя вину.
Рута: Я не могу не чуствовать жалости к тем введеным в заблуждение молодым людям ...

Эфраим: Твоя милость просто неадекватна. Если убийство было бы одноразовым действием, то аргумент о заблудшем человеке был бы веским. Но массовые убийства совершались одно за другим. Скажем, люди Импулявичуса или Специального отряда, они прекрасно знали, что делают, и все равно это делали.

Рута: Власть независимой Литвы побудило их делать это, командиры им приказали, Церковь молчала, все остальные в отряде делали это, и в конце концов Бог позволил этому случиться - что будет делать этот человек? Они так думали, не я поймите это правильно. Давайте будем реалистами: большинство из этих людей не получили образования, половина из них неграмотны или почти неграмотны. Они не слишком много думали о моральных ценностях.
Некоторые из них - просто примитивные сельские парни ...

Ефрем: Пойдите к людям, чьи родственники были убиты в Холокост, и скажите им: «Извините, а вы знаете, наши люди, которые это сделали, были не очень образованными». Это звучит убедительно?

Рут: Нет. Но я все еще думаю о роли Церкви, самом важном моральном авторитете в Литве того времени. Или о роли Бога, просто говоря. Невероятно, даже абсурдно полагать, что большинство убийц были верующими, посещали церковь, шли на исповедь, что позволяло им чувствовать меньше ответственности за то, что они делали. «Почему Бог допускает такие ужасы?» -
Сказал один из убийц Импулявичуса. Если Бог разрешает это, что может сделать ничтожный человек?



Эфраим: Тем не менее, мы должны требовать, чтобы каждый человек понял, что то, что он делает, - самое страшное преступление, которое можно вообразить.
С каких пор недостаток образования или глупость снимает ответственность? Мы не говорим о какой-либо несчастном, когда-то случайно нажал на курок и убил одного человека. Мы говорим об убийствах тысяч людей - мужчин, женщин, детей, пожилых людей и больных - убивая человек должен был быть полным аутистом для этого чтобы



170



не понимать, что делают. В этом случае в действительности в Литве было два вида преступников. В небольших городах были люди, которые стреляли один или два раза. Но есть те, кто служил в спецотряде, в Летучем отряде или в батальоне А. Импулявичуса, который убивали целыми часами, из месяца в месяц, из года в год.



Рута: Я тоже думаю об этих людях. Некоторые из них говорили, что стрелять было трудно только в первый раз, а затем, привыкаешь, стреляешь автоматически, ничего не чувствуя.
В конце концов, те, кто стрелял, даже не видели лица жертв, жертвы были поставлены в 10 метрах спиной к ним. назад, или ничком лежали в ямах.


Эфраим: Вы как будто пытаетесь оправдать или уменьшить их вину любой ценой. Я не хочу говорить о своей семейной трагедии, но думю о брате деда, Эфраиме, невинном, замечательном, талантливом человеке, о его маленьких детей. Кем они могли бы стать? Сколько замечательных людей мы потеряли, вы потеряли - сколько они могли бы дать вашему государству?

Рута: Конечно, я думаю как литовка. Но думаю и о том, и что некоторые из этих полунеграмотных, запутанных, пьяных сельских парней, вероятно убили будущих ученых, которые могли бы изобретести лекарства против рака и спасти этим допустим их сестру ... Но он нажал на спусковой крючок, а затем выпил еще водки.

Эфраим: Хорошо сказано. Но это то, о чем думает человек, который избегает признать свою вину.
Рута: Я не могу принять все обвинения, которые вы предъявляете моим соотечественникам. Я открыла книгу, которую вы прислали мне, - еврейские свидетельства из провинции Литвы, и меня чуть не стошнило. Каждая страница страшные обвинения, обвинения всех литовцев, литовцы грабили, насиловали, пытали, расстреливали, сокрушали головы детей ... Нигде не сказано, что это солдаты батальонов или полицейские. Просто литовцы. Книга полна ненависти ко всей моей нации. Я хотела бы, чтобы в этом путешествии с врагом и вы попытались понять, что были разные люди, разные судьбы, а не просто убийцы, безразличные и спасатели. И я сама хочу увидеть более полную картину - ведь это мои люди, это история моей родины.



171


Эфраим: Слушайте, большинство литовцев были безразличны - не убийцы и не праведники. Очевидно, что в ваших аргументах вы пытаетесь хотя бы частично оправдать убийц.



Рута: Нет, на самом деле нет.
Ефрем: Уверены в этом?
Рута: Нет, не совсем.
Эфраим: Ну, по крайней мере, вы честно признаете это. Но вы все еще пытаетесь смягчить удар. Вы пытаетесь облегчить для литовцев согласие со своим прошлым. Но если вы хотите примириться с прошлым, вы должны принять его каким оно было, а не с преукрашенной, дезинфицированной версией. Принять факты такими, какие они были. Это ваш долг перед собой, вашей собственной страной. Не мой. Я здесь не живу. Я поеду домой. И моя страна этого не делала.


Рута: Я знаю, почему ты ненавидишь Литву. Потому что она тебя отвергла. Вы приехли к нам в 1991 году, мы только что обрели независимость. И вот вы приехли сказать нам: вы убийцы. Вы приехали, чтобы испортить свадебный бал, испортить наши праздники. Вы должны были начать медленно и осторожно, начиная с далекого, шаг за шагом. Дать нам больше времени.
Эфраим: Как вы считаете, должна длиться эта свадьба?


Рута: Хм ... может, двадцать лет. Может быть, десять Пока не пришло время для похмелья. Это время уже наступило. Это заняло немного времени, пока мы не поняли, что счастливая свадьба все еще не означает счастливый брак ... И еще одна из ваших
ошибок. Вы нагрузили на нас слишком много бремени вины. Нам очень трудно признать, что мы, литовцы, сотрудничали с нацистами. Если бы это было вашим единственным обвинением, мы могли бы сказать: ну, может быть, мы посмотрим, исследуем, как это было на самом деле. Но вы напали на нас, сказав нам, что мы начали убивать евреев еще до того, как нацисты пришли. Это было слишком много. И еще одна ваша ошибка. Вы приехали и попытались прикончить наших стариков - бывших преступников Казиса Гимжаускаса и


172


Александраса Лилейкиса, депортированных из Соединенных Штатов. Стариков, которым было почти 90 лет ...
Эфраим: Потому что они прикончили старшего брата моего дедушки и его семью.

Рута: Но если вы прикончите брата моего дедушки, это не вернет к жизни брата вашего дедушки. Эти два старика, которых вы пытались привлечь к суду
были полностью дряхлыми. Лилейкис жил в соседнем доме на улице Театро в Вильнюсе. Несколько раз я видела его на улице. Выглядел очень жалко. какой там суд ...
Все литовцы видели этих стариков по телевизору. Мы, литовцы, католики, глядя на озлобленнго Зурова и тех стариков, подумали: пусть этот Зуров едет туда, оттуда приехал. Если эти дедушки и бабушки на самом деле виновны, они попадут в ад и очень скоро. Пусть Бог судит их, людям уже слишком поздно делать что-либо.
Эфраим: Вы ничего и не сделали. И не собирались этого делать. Пятнадцать военных преступников были депортированы и прибыли в Литву. Ни один не был осужден ... Это плохая весть для всего мира. Если никто не был осужден, то это означает что и преступления не было. Евреи придумали все, не так ли?

Рута: Почему вы сосредоточили всю свою энергию на преследовании двух стариков? Почему вы никогда не искали человека, который считается величайшим военным преступником в Литве? Я говорю о начальнике полиции Витаутасе Рейвитисе, который приказал массово сосредоточить евреев по всей Литве, доставить к истреблению. После войны Рейвитис эмигрировал в Шотландию, затем отправился в Америку и в 1988 году спокойно умер в Чикаго.




Эфраим: Знаете ли вы, когда я начал свою деятельность, - охотясь на литовских нацистских преступников? В 1991 году Если в 1988 году Рейтер умер, то это объясняет почему я его не искал. Но почему американцы не искали его? Это невероятно. Я в шоке. Я не знал, что он живет в Америке. Все эти годы я сделал все, что мог, чтобы найти военных преступников и заставить их судить. Но я был один. Ни одно государство не ждало меня с распростертыми руками, готовое судить соих собственных граждан, как это требует Зуров. Кстати, я всегда говорил, что я прекрасно понимаю, как трудно Литве признать свою вину. Прошло 50 лет, прежде чем Франция признала свою вину.


173

У Германии не было выбора. Но ради вашего же блага, ради блага ваших детей, вы должны честно посмотреть прошлму в глаза. Чем скорее вы это сделаете, тем скорее заживет большая рана Литвы.


Рута: Если Франция признала свою вину только через 50 лет, то и Литве будет нужно столько же.

Эфраим: Нет, Литве потребуется 90 лет, потому что ваши преступления больше, а способность справляться с проблемами слабее. Французы собрали своих евреев и отправили их за границу, чтобы там они были убиты. Они не убивали их. Литовские евреи были убиты самими литовцами. Вашими людьми.

Рута: Наши люди, наши бедные люди ...


Эфраим: Можете плачешь до самого дня Последнего суда, но факт остается фактом. Вы должны посмотреть правде в глаза. Вы, а не я. Знаете, почему литовцы меня ненавидят? Потому что они знают, что я прав.


Рута: Позвольте мне убедиться, что вы правы или нет. Позвольте мне посмотреть правде в глаза. Давайте сделаем это вместе. Давайте отправимся в путешествие по Литве и посмотрим, что мы услышим от людей, которые помнят. Что мы увидим. Поедем в путешествие враг с врагом. Бензин пополам. И ещё. Надеюсь, мы будет сражаться все время, и поездка не станет кошмаром.



Эфраим: Хорошо Пусть это будет путешествие с врагом, но без драк.



Линкменай (Linkmenys)

В конце XIX века в Линкменисе было 297 евреев (35,1% от общей численности населения). *
Первый город в Литве, куда прибыли два врага, является родиной бабушки и дедушки Эфраима Зурова. Дедушка Зурова утонул в озере Жездра. Эфраим все еще боится воды. В Линкменисе перед войной жило 23 еврейских семьи. На озере Жездро - деревня Пажиздрис. От Линкменай и, следовательно, от еврейских домов эта деревня отдалена на около полутора километров. Адамас Линюс, командир убийц евреев и партизанского батальона, родился в этой деревне. Что здесь произошло в 1941 году? Свидетельства зафиесированы в делах литовских специальных архивов. Свидетель Билейшис, житель Линкменай, говорит:

* Здесь приводятся данные о количестве евреев, основанных на карте, «Города и города, населенные литовскими евреями в XIX веке. В конце 2003 года Подготовлено Международной комиссией по преступлению нацистских и советских оккупационных режимов в Литве.

175


В начале войны Германии против СССР, в Линкменай и его окрестностях действовал так называемый «партизанский отряд» командиром которого был в настоящее время передо мной
сидящий Лунюс Адомас, я тоже был участником этого "партизанского отряда". Как командир отряда, Лунюс был вооружен пистолетом. Я точно не помню, но к концу июля 1941 года Лунюс Адомас в помещение, где ранее была пожарная, а в то время штаб собрал всех членов отряда.

На этом собрании было около 30-40 человек. Также и я. такой же. Затем Лунюс Адомас, обращаясь к нам как к «партизанам», «повстанцам», сообщил, что надо обязательно согнать все еврейские семьи в здание сельской школы Дваришкес. В тот раз Лунюс Адомас
разделил всех повстанцев на группы по 4-5 человек. Лунюс поручил каждой группе, конкретную еврейскую семью, они должны были забрать и доставить , в здание деревенской школы Двариксес. Я помню, что я, с двумя незнакомыми «партизанами», получил задание представить еврейскую семью на место сбора, фамилии которых я не помню.

Выполняя эту задачу, я пошел в тот дом в семье было 3-4 человека, теперь в этом доме живет Шеренас Юргис.
Когда я и другие пришли вывести еврейские семьи, мы им предложили, пойдти вместе с нами в деревенскую школу Дваришкес. В тот момент, когда мы привели еврейскую семью в школу, Адомас Лунюс сидящий теперь передо мной, предложил мне и другим «партизанам» и «повстанцам» доставить евреев на участок поля за деревней Дворишкяй возле озера Усю. По его словам, мы найдем место сбора там. Когда мы привели евреев на поле у озера, там уже были евреи, которые были отконвоированы другими «партизанами». Я помню, евреи сидели на земле в одной куче, а «партизаны» стояли рядом и их охраняли.
Мы привели наших трех евреев туда, где сидели другие евреи.
Всего в этом месте было собрано около пятидесяти советских граждан еврейской национальности, возможно, больше, возможно, меньше. Когда все евреи были собраны у озера, пришел Адомас Лунюс, чтобы осмотреть место сбора и приказал всем евреям лечь на землю, что они и сделали. После этого Луний сказал: стрелять в евреев, а «партизанам» должны начать стрельбу
согласно его сигналу, т. е. когда он выстрелит из пистолета.

176

Когда евреи, лежавшие на земле, услышали, что их расстреляют, они начали кричать и плакать. Стоя рядом с местом расстрела, я видел хорошо, что Адамас Лунюс выстрелил из пистолета, но куда он выстрелил вверх или в лежащих евреев, не видел.
После этого выстрела, это было около 11-12 часов дня, все "партизаны" (повстанцы), которые имели оружие, открыли огонь по лежащим на земле евреям. Расстрел еврейских советских граждан продолжались около 15 минут. После расстрела евреев Адомас Лунюс обратился к "повстанцам" , которые не имели оружия, и сообщил, что желающие могут вернуться домой, что я и сделал. Через несколько дней из квартир казненных евреев в синагоге Линкменай были собраны еврейские вещи, а затем некоторые из этих вещей получили "партизаны", среди них и я получил 2 полотенца, скатерть и ещё что-то, но я не помню что. *
Говорит Адамас Лунюс:
Я не совсем согласен с некоторыми показаниями свидетеля. [...] "Повстанцы" попросили у меня разрешения расстрелять евреев голыми, забрав у них часы, кольца и другие ценности, но я это делать запретил и дал команду расстрелять евреев с одеждой. [...] Показаний свидетеля, что он после моей команды «огонь» убежал от места расстрела, я не подтверждаю. Не было случаев побега "повстанцев" с места стрельбы вообще. **

Свидетель Владас Клюкас, который жил рядом со стрельбищем:
Увидел через свое окно как члены "повстанческого" отряда гонят евреев на поляну на берегу озера Усю (Ūsių). Меня заинтересовало то, что повстанцы будут делать с евреями. Я вошел в свой сад и прячась за деревьями пошел в сарай хозяйства Миколаса Пиланиса. Вошел в сарай поднялся по лестницам к к стене из досок и стал смотреть через большое 30 см. отверстие в стене сарая, через которую поле у деревне Дворишкес было хорошо видно. С моего места наблюдения видел


* LYA, K-l, ap. 58, b. 46360/3, т. 2 с. 213-215.
** такой же, p. 230.


177

еврейских советских граждан , которые сидели на земле. [...] Некоторые из евреев начали просить повстанцев разрешить им помолиться перед смертью. Как евреи молились - сидя или лежа, я не помню за давностью событий.
В конце расстрела я вышел из сада и решил пойти посмотреть свою лошадь, которая паслась примерно в 300-400 метрах от места стрельбы. Когда я подошел к лошади на 20-25 метров то, кто - то из повстанцев меня пригласил на место расстрела, когда я подошел, Адамас Лунюс показал мне лопату и приказал выкопать яму. Мы выкопали 4-5 ям.
Свидетель Алекса, 1960 7 января Спец. отдел КГБ, кабинет 157.

Очная ставка происходит при освещении (в электрическом свете), на литовском языке, через переводчика Тарашкявичюса. В протоколах сказано:
Летом 1941 года в начале войны Германии против СССР, я шел через город Линкменай, где я встретил, си

Страница автора: www.stihija.ru/author/?Лев~~Шкловский

Подписка на новые произведения автора >>>

 
обсуждение произведения редактировать произведение (только для автора)
Оценка:
1
2
3
4
5
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Мнение:
  Поместить в библиотеку с кодом
  Получать ответы на своё сообщение
  TEXT | HTML
Контрольный вопрос: сколько будет 2 плюс 9? 
 

 

Дизайн и программирование - aparus studio. Идея - negros.  


TopList EZHEdnevki