СтихиЯ
реклама
 
 
(MAT: [+]/[-]) РАЗДЕЛЫ: [ПЭШ] [КСС] [И. ХАЙКУ] [OKC] [ПРОЗА] [ПЕРЕВОДЫ] [РЕЦЕНЗИИ]
                   
Мирра Лукенглас
2004-03-23
60
5.00
12
[MAT] - Скажи мне, брат...
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  -- Скажи мне, брат, что делал ты
в такую ночь в пустом сарае?
-- Я на волынке там играю
и громко нюхаю цветы.

-- Скажи мне, друг, а на хрена?
Цветы не нюхают ночами...
-- Они так жалобно торчали...
Но каюсь, есть моя вина...

-- Волынка выла до утра,
никто в ту ночь не спал в деревне.
Все испытали ужас древний...
Тебе лечиться не пора?

-- А им? Мелодию любви
принять за вой? Трястись от страха?
-- Но упражнения твои...
-- Играл я, кстати, фугу Баха.

-- Японский бог! Ты "фугу" ел?
И мне не выделил кусочек?!
-- Ты, братец, видно, охренел...
Я нюхал синенький цветочек.

К чему об этом говорить?
МузЫку съесть никто не сможет.
Она волнует и тревожит,
но голод ей не утолить.

Ни разжевать, ни проглотить,
Переварить нельзя, тем паче...
-- О чем ты, брат!? Что это значит?
Я потерял беседы нить...

-- А ты о чем? -- О рыбе я.
Такая рыбка есть, не слышал?
-- Я слышал... фугу... -- Что-то с крышей?!
Ты побледнел! -- Уйди, свинья!

... И он запел о журавлях,
летящих в небе одиноком,
о мире, добром и жестоком,
о незасеянных полях.

В деревне выли псы цепные,
он пел и плакал, как дитя,
и вихри снежные крутя,
летели журавли шальные.

И над деревней стон стоял,
и дети маялись желудком,
и распрощался я с рассудком,
и о пощаде умолял.

Духовной жаждою томим,
он пел, как лось, тряся рогами,
и шестикрылый серафим
свалился с неба с матюгами.

И шерстекрылый хиросим
уполз в кусты, теряя перья,
и не смеялся я над ним.
Я прочь ушел и хлопнул дверью.
Себе по лбу... И мертв упал...

И так лежал, с ножом в груди,
но не в долине Дагестана.
В районе полевого стана
прошли обильные дожди.

Бесшумно трактор пролетел,
в нем тракторист светился, синий.
На проводах искрился иней,
дождем смываться не хотел.

Не может быть! -- подумал я.
Но думать мертвому некстати.
Меня зарыли в стекловате,
она теперь моя семья.

Мне непогода нипочем,
я изолирован надежно.
Но почему мне так тревожно?
Сходи-ка, милый, за врачом...

И я пошел... в такой-то дождь!
Что делать, плохо человеку...
Ночь, улицу, фонарь, аптеку
и днем с огнем здесь не найдешь.

Иду к врачу с ножом в груди,
лежу убитый в стекловате...
И в окровавленном халате
хирург маячит впереди.

Я из последних сил за ним.
С ножом в груди не до рекорда.
Черт! Мне знакома эта морда!
И шестикрылый серафим
в халате белом предо мной
возник, как монстр воображенья.
И я почуял запах тленья,
и я услышал странный вой.

Ко мне с волынкой шел мой друг,
и звук ее вернул мне силы.
Я тихо выполз из могилы,
и надо мной закрылся люк...

-- А ты о чем? -- О рыбе я.
Такая рыбка есть, не слышал?
-- Не слышал, нет... Но дождь по крыше
мне простучал другой ответ.

Мирра Лукенглас
2004-03-29
10
5.00
2
[MAT] Мартовские созвучия
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Мартовские созвучия

Телега от снега скрипела,
Лисица, как птица, запела:

Появится змея лица
В слепой луне.
И пойло мне.

Да будет так:
Во лбу пятак
Из серебра ея ребра.

Мирра Лукенглас
2004-03-29
30
5.00
6
[MAT] Песнь о Зvере
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Далеко в тумане синем, на обман слегка похожем,
за горой обледенелой, но при этом невысокой,
Зvерь живет, один, в берлоге. Чем питается -- неясно.
Экспедиции оттуда к нам пока не возвращались.
Сорок восемь экспедиций, двести двадцать пять ученых отправлялись за туманом, чтоб поведать нам о Зvере.
Но прошло уже три года, и туман не всколыхнулся.
И ничье лицо родное из него не показалось.
А науке неизвестно ничего об этом Зvере.
И когда известно будет, мы сказать пока не можем.

Но одно мы знаем точно -- этот Зvерь лицом ужасен.
Так ужасен, что в берлоге он скрывается от света. Только ночью на прогулку выползает он, бедняга.
И тогда не попадайся на его пути, ученый.

Если ты его увидишь и от страха содрогнешься, он смутится, покраснеет (горько жить таким уродом!).
И сожрет тебя с носками, сапогами и палаткой.
И научные записки поглотит его утроба.
А потом в своей берлоге он печалится и плачет:
"Ну зачем меня ты, мама, родила таким ужасным?.." Двести двадцать пять ученых (наша версия такая)
посмотрели в очи Зvерю, не сдержав своих эмоций.

А недавно из тумана выпал юноша небритый.
И безумными глазами всех собравшихся обвел он.
И чего-то устрашившись, завопил, завыл, залаял,
и отправлен был в больницу с парой дюжих санитаров.

После нескольких уколов он слегка приободрился,
и консилиум собрался, чтоб рассказ его послушать.
И поведал им несчастный, что увидел он в берлоге
(он туда поспать забрался после двух бутылок водки).
Зvерь в берлоге спал, как мертвый (после сытного обеда),
и валялись возле Зvеря чьи-то выцветшие кеды.

"Я ничуть не испугался, потому что был нетрезвый.
И порою с перепоя не такие рожи видел.
Лег я скромно в уголочке, и заснул. Когда ж проснулся, надо мною он склонился, и печальными глазами
на меня смотрел. И плакал. Жалко стало мне зверюгу,
и заплакал я с похмелья. Так мы вместе и рыдали."

И поведав это, вьюнош тут же залился слезами.
И заплакали медсестры. И врачи смахнули слезы.
Двое дюжих санитаров, на плечо склонясь друг другу, так завыли, что в палатах напугались пациенты.

Только к вечеру больница успокоилась и стихла.
А небритого героя в чувство так и не вернули.
Ни уколы, ни таблетки, ни фиксация к кровати
не смогли помочь бедняге. Он лежал и тихо плакал.

Он теперь все время плачет. Слышишь? Мимо этих окон ходят божии старушки и, крестясь, рыдают в голос.

Ну а Зvерь живет в берлоге... За туманом, за горою. Заросли туда тропинки, и туман не всколыхнется.
И никто туда не ходит -- ни с похмелья, ни под мухой.
И ужасный лик туманом от людей закрыт навеки.

Только вечером весенним донесется слабый голос,
мелодичный и печальный, как струна виолончели.
Это Зvерь один тоскует. Это плачет он о друге.
О потерянном наvеки челоvечьем состраданьи.
Мирра Лукенглас
2004-03-29
80
5.00
16
[MAT] Если кто-нибудь вслух произносит...
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Если кто-нибудь вслух произносит
Слово "сентябрь" - для меня табу -
Я вздрагиваю, предчувствуя осень,
Как осужденный свою судьбу.

Если глаз распадается на миллионы
Осколков, легко растворимых в закате,
Если влажные алые листья клена,
Как капли крови на больничном халате...
Значит, это моя пустая осень,
И в ней мне тебя никогда не встретить.
Все часы на свете пробили восемь
И по паркам бродят пары и ветер.

Знаешь, сердце физически ощутимо,
Как лишняя тяжесть в решетке ребер.
Пустой автобус промчался мимо,
Когда меж деревьев, как меж надгробий,
Кружу я ночью. А ветер жестокий
Слезы делает ледяными
И, как наждаком, обдирает щеки,
А я опять твержу твое имя,
Пытаясь хоть в нем найти причину
Той пустоты, что за ним сегодня.
Вновь погружаюсь в себя, как в тину,
Дергаюсь вверх, чтоб вздохнуть свободней...

Но не могу. Отключили воздух,
Память, надежду, способность мыслить.
Черное небо - в чуть тлеющих звездах,
Черная осень - в чуть тлеющих листьях.

Сердце ворочается где-то сбоку,
Словно пытается перекрутить
И оторвать очень важную нить,
От которой давно никакого проку.

Срываясь, стучат об асфальт каштаны,
Кто же их сверху с размаха бросает?
И сердце стучит во мне постоянно,
И это страшно меня раздражает.
И никто не может себе представить,
Как мне его надоело слушать...
Я бы наверно заткнула уши,
Если б это могло что-нибудь исправить.

Самое простое, что можно сделать -
Как можно громче шуршать листвою,
Утешаясь, что скоро вса станет белым,
А тогда я чего-нибудь да стою.
Самое простое, что можно видеть -
Это осенняя грязь и слякоть.
Как там, - обидеть, терпеть, ненавидеть,
жить, умереть... но не стану плакать.

Я была когда-то (и вряд ли стану)
Ангелом, ведьмой, девочкой, милой.
Эти четверо знают, как я любила...
Но куда же денутся все каштаны?

Я брожу этой ночью. И жду рассвета.
Я боюсь признаться, что боюсь. И еще -
Мне до боли хочется верить, что где-то
Бродишь ты, с черной сумкой через плечо.
Легко ли шагами листву не тревожить?
Легко ли каштаны гладить лишь взглядом?
Ты в темные окна глядишь и не можешь
Даже крикнуть, что здесь он, рядом!

Ты на холодной скамейке заплачешь
Беззвучно и горько, когда я мимо
Пройду, но ничем, даже тенью дыма
Свое присутствие не обозначишь...
Мирра Лукенглас
2004-03-30
65
5.00
13
[MAT] Баллада о Говне (в самых разных смыслах этого слова)
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Баллада о Говне (в самых разных смыслах этого слова)

Мы ехали шагом, мы шли на рысях,
Нас рыси кусали за жопу и в пах.
Но мы не сдавались в аренду врагам,
Галопом скача по окрестным лугам.

Командовал нами пиздюк-командир,
Носил он пробитый снарядом мундир,
Сверкая глазами и голой спиной,
Стонал он и выл, как смертельно больной.

От стонов его пробирал нас мороз
И вши шевелились в остатках волос.
Но лучше мороз или педикулез,
Чем жидкий, вонючий пиздючий понос...

Дристал на дорогу наш юный герой,
К тому же, потек у него геморрой.
Скрипел он зубами и чавкал очком,
И жопой водил, как свинья пятачком,

Понос разливался, как Волга весной,
И вонь застилала глаза пеленой.
По этим следам нас найдут и убьют,
Один обосрался, а всем нам -- капут...

Ко мне наклонился мой лучший друган:
-- Братишка, а дай на секунду наган.
Я вынул его из широких штанин.
-- Там сколько патронов? -- Конечно, один...

-- Себе приготовил? -- Не сдамся врагу!
-- Да ладно, братишка, ты гонишь пургу.
-- Пургу? Да за нами идут по следам!
Отдай пистолет! -- Не волнуйся, отдам.

Но только без пули... И меткий мой друг,
Всегда отличавшийся ловкостью рук,
Прицелился быстро и выстрелил вмиг.
Короткий щелчок, и пронзительный крик...

Вонючее тело на землю сползло,
Товарищ уделал коня и седло.
Говно растеклось по дороге степной,
смешалось с мозгами и кровью дурной.

-- Видали засранца, -- сказал политрук,
-- Грабеж и пиздеж не сошли ему с рук.
Кто пиздит крыжовник в саду колдуна,
Тому непременно приходит хана.

А мы хороши! Тридцать три мужика
Считали своим командиром щенка...
Когда-то командовал, сука, полком,
Остался лишь взвод во главе с говнюком!

Давайте съебемся с ебучей войны,
Что белым, что красным -- хуя мы должны?
И слезли с коней тридцать три мужика
И тихо пешочком ушли с большака.

От фронта все дальше шагали они,
Ночами брели, спотыкаясь об пни,
С рассветом скрывались в густой осоке
И мелкую рыбу ловили в реке.

Однажды в болота отряд занесло,
Кружили, кружили, пока рассвело,
Устали, замерзли, костер развели --
Ведь хуй доберутся сюда патрули.

Пожрать бы, конечно, но что тут пожрешь?
Брусника да клюква, живот не набьешь.
А что за грибы там нашли мужики?
На вид не поганки, но больно мелки.

Но в кочках их много, собрали на суп,
Конечно, без соли, картошки и круп...
Какие тут крупы, какая тут соль!
Но слюни текут и в кишечнике боль...

Давясь, похлебали кошмарный супец,
И в кочках свалились поспать наконец.
Но вот же хуйня -- не могу я уснуть,
В ушах зазвенело и давит на грудь,

Желудок скрутило кишками колец
Хлебнули отварчику, сука, пиздец!
Вдруг рядом раздался неслыханный звук,
Наверное, это блюет политрук.

Мне было хуево, а стало смешно,
Представил его я ебущим говно.
Горячий котях протыкал он елдой,
Вскормленный на воле орел молодой...

Так ясно я видел весь этот фильмец,
К тому же обвитый кишками колец,
Кольцами кишок, кишкольцами, кишец...
Мы съели грибов... Это полный пиздец!

Я выл и катался, как раненый зверь,
То ухал, как филин, то хлопал, как дверь,
Я съехал с катушек, я к смерти готов!
Но смерть мне казала лишь хуй из кустов...

И что-то никак я не смог умереть.
Ну ладно, пора на друзей посмотреть.
Открыл я глаза, и закрыл их опять,
Пиздец продолжался... Пора привыкать.

Открыл я глаза, охуел и закрыл.
И снова открыл, посмотрел и забыл,
Открыл я их или сначала закрыл?
Хуй разница есть, что закрыл, что без крыл...

По кочкам вальяжно валялся отряд,
И круто им было, пиздец, на мой взгляд.
Никто не ебет никакое говно,
Никто не блюет, все они заодно
Колбасятся дружно, как еб твою мать,
Мои боевые товарищи, блядь!

Сидит политрук, словно демон, на кочке,
А в кочке грибочки торчат, как хуечки.

Лишь к вечеру нас отпустило слегка,
Сидим у костра - тридцать три мужика,
Нажравшись поганок, и нам хорошо.
...А ночью к нам в гости дедуля пришел.

Узнав про убийство, расстроился он:
- Засранец, конечно, но все ж, не гондон...
Понос прекратился б в положенный срок -
Минутою раньше нажат был курок.

Не всякий волшебник, к тому же, пророк.
Я всех обстоятельств предвидеть не смог.
Дурная привычка щенка подвела -
Не сри на дорогу, тем паче, с седла.

Ну хуй с ним, не с этим пришел я сюда.
Боялся, что с вами случится беда,
Но вижу, в порядке ваш славный отряд.
И этому факту, в натуре, я рад!

Он все рассказал про магический гриб,
Научное имя ему - ПСИЛОЦИБ.
Он прет не по-детски, и нам повезло,
Что крышу нам на хуй с него не снесло.

Да, нам повезло! Мы ушли с колдуном,
Исчезли, растаяли в шуме лесном,
Впитались с росой, сизым мхом проросли,
Покрыли собою поверхность земли.

...Историю эту поныне хранит
Трава молодая, степной малахит.
Ее ты послушай, она не соврет,
Трава молода, но по-взрослому прет...

А там, где в поносе утоп комполка,
Теперь протекает Вонючка-река,
Гудят и шумят над рекою заводы,
Текут над засранцем их злые отходы.

Индастриал, блядь, муравейник в огне...
Здесь крыша на крыше, стена на стене.
Здесь люди, как мухи - и мрут, и жужжат,
И все засирают, и тем дорожат...

А в наших болотах камыш да вода,
Кто зря никогда не полезет сюда.
Лишь тем, кто на зов откликается наш,
Прекрасным покажется этот пейзаж.

Ты видишь - подземный растет Интернет?
Ты можешь представить себе, где нас нет?
Ты можешь увидеть в закате рассвет?
Ты знаешь, кто шлет тебе этот привет?

Похоже, глубины анальных шурфов
измерил шайтан, и они -- будь здоров!
И лошади сеном довольны вполне,
И правда растет на коровьем говне!

Телега катилась, катилась, и вот
Она, прикатившись, стоит у ворот.
И хуй с ней, с телегой, телеге конец.
А кто дочитал до конца, молодец!


Свирин
2004-04-23
35
5.00
7
Музыка узких сокращений.
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Ночь коварна и смешна,
Ночь берёт в свои объятья.
Ночь: — красивая рука,
Ночь и мыслит так тревожно.
Бесконечно восприятье.
Это вам не бес конечно.
Бес иль пёс, ах, всё равно,
В спину мне сопит так нежно,

В ухо шепчет: «Уходи!».
Флаг рисует на осколках,
С семилистником так остро
Замаячит папироса,
Приоткроет в мозг рукою
Форточку всех вожделений.
Что же лучше — предвкушение?
Или лучше: послевкусье?

На мой взгляд, момент дискретный
Серебристей и лоскутней!
На мой вкус, момент дискуссий
Золотистее безвкусья,
И конкретней безрассудства
Музык узких сокращений,
Музык долгих наваждений,
И в страданьице смятений.

В поставец я вдруг поставлю
Чашу долгого терпенья,
И забуду о ней вскоре.
Так же в точности комедия
Забывает о трагедии.
Постепеновец иль нет, ты
Постепенно усыпляешь
Вдруг сознанье на подушке.

Душу щиплет так тревога
В глубине далёкой боли,
Разлетаются страницы
Бабочкой набоковской,
Незаметно, в миг, в том месте,
Где сплетаются ресницы…
Поначалу приступает
То сознание кружится,

Словно тает и гуляет…
Судорог затем биенье
Умолкает, утихает…
Замирает сонный город
В сердце нашего поэта.
Вот уж спит самозабвенно,
А вокруг него летает
Дух небесный, дикий ангел…

г. Москва. Октября 21. 2003г.
Свирин
2004-04-28
10
5.00
2
И снова стишок.
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Ночь. Опять стишками плакать.
В голове дождливо, слякоть,
так в мозгу промозгло. Я хоть
наступлю ему на мякоть.
Мой барбос сопит мне в спину,
обдувает счастье псина.
Руки тянуться к перу,
Я стишкам дверь отопру.

* * *

Как повстречал я Вас у двери,
мозгам своим я не поверил.
О, свет ты мой! Как хороша!
Вы улыбнулись, не спеша,
и, улыбнувшись, поспешили...
Затем, воткнув Вам в щёку шило
спокойненько, без грубых слов
я пояснил Вам эту кровь:
«Чтоб никому Вы не достались,
но только здесь со мной остались!
Пускай с разорванной щекой,
Вам за всю жизнь не быть одной!
Пусть покарябал я Вам щёку,
Вы извините, ненароком».
Сказал; а сам, зайдя за спину,
вогнал Вам штопор со всей силы.
И пошатнувшись, Вы упали.
Ковёр весь кровью мне обдали.
И стал я думать, как мне быть,
пятно же нужно удалить.
Потом сходил за топором,
решив, что бес с этим ковром,
я размозжил Вам мозжечок,
засим, содрав с ноги чулок,
дербанить начал Вас на части.
О, свет ты мой, какое ж счастье,
дербаня, думать про себя:
«Уж скоро я прочту тебя».

Моя поэзия из плоти, крови!
И вам, сколь не сводите брови,
увы, дано не всё сообразить:
вам невдомёк, что прежде, чем родить,
саму поэзию приходится убить.
И на ковре узор весь изменить.

г. Струнино. Июня 22. 2003г.
Мирра Лукенглас
2004-04-03
85
5.00
17
[MAT] JAHSEXMET CAT
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  JAHSEXMET CAT

Звероголовые боги столпились вокруг –
Держат в руках невозможные жуткие вещи.
Я не могу разорвать их магический круг –
Сердце, как бабочка в жарких ладонях, трепещет.

Смотрят в меня их шакальи и птичьи глаза,
И улыбаются жадно звериные губы.
Что для них истина! Что им ребенка слеза!
Слишком они, на мой взгляд, жизнерадостно грубы…

Я для них мясо - дрожащая мягкая плоть…
Все мои веры, любови, надежды – пустое.
Им наплевать на тебя, христианский Господь!
Только как пища для них я хоть что-нибудь стою…

Их слишком много, а ты, к сожаленью, один…
Тоже из них, но ушедший к другому народу.
Голову зверя отдавший за серость седин,
Сына отдавший на смерть злобной черни в угоду…

Как мне отречься от знаний моих о Тебе,
Чтобы просить заступиться пред этой братвою?
Примешь участие в бедной заблудшей судьбе?
…Нет, лишь как пища для вас я хоть что-нибудь стою…

Нет, не помогут все боги, известные мне –
Будда смеется, а Шива лениво танцует,
Кришна с пастушкой, Аллах на горячем коне…
Есть чем заняться им всем, их моё не волнует.

Звероголовые некто столпились вокруг.
Злобно рычу и впиваюсь ближайшему в ногу!
Боги хохочут, как дети, проходит испуг…
Кошке в Египте живется получше, чем Богу!
Мирра Лукенглас
2004-04-04
40
5.00
8
[MAT] JAHGUNMATRIX
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
 

У Матери Богов забот немного,
Все дети при делах, она при детях.
Присядет на закате у порога
И слушает, как листья треплет ветер.

Приходят Боги к ужину с работы.
Смеясь, водой друг друга поливают,
Пьют молоко и травят анекдоты,
Те, что о людях сами сочиняют.

А Мать Богов с улыбкой дремлет в кресле,
Полна, что чаша - сладкою отравой…
Ей хорошо, когда все дети вместе –
А их дела ей кажутся забавой.

Смешные люди – как из анекдота -
Кружатся перед нею в полусне.
У сыновей веселая работа –
Выискивать жемчужины в говне.

Корова во дворе вздохнет устало,
В холодном небе Сириус горит.
Спят Боги под небесным одеялом,
А Мать Богов им сказки говорит…

Пойдет направо – поле и дорога
Пойдет налево – Тихий Ганг во мгле.
Здесь встретила она когда-то Бога,
Гостившего в то время на Земле.

Он снял скафандр и бластер бросил рядом,
Тела в огне, на белом сари - кровь.
И Сириус смотрел бесстрастным взглядом
На эту межпланетную любовь.

Теперь она блуждает до рассвета.
Шепча его родные имена.
Спят дети. У какого-то поэта
Свеча в окне. А ночь темным-темна…
Мирра Лукенглас
2004-04-04
5
5.00
1
[MAT] MAGNIT-O`K (2 in 1)
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Над магнитными полями
Лихо пляшет кочерга
Мы не кушали салями
И не видели Дега

Ипостась марионетки
Дымный порох и кефир
Успокойтесь детки в клетке
Вас не вызовут в ОВИР

Субъективно-объективна
Капля дыма у стены
Нам ирония противна
Мы для счастья рождены!

*****

исчезли на время
железные роты
магнитных полей
великое племя
кустарной работы
ручной водолей

Maluma Tekete
2004-04-04
15
5.00
3
ПОДЪЁМ!!!
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  вставай Земля огромная
вставай на смертный бой
с незримой силой тёмною
с проклятою судьбой

вставай Земля огромная
вставай на страшный суд
а то нас вошки стрёмные
до трупа дососут

село Вселенские Выселки, весна
Мирра Лукенглас
2004-04-04
130
5.00
26
[MAT] NOTA ATONA (из песен Чёрной Земли)
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Из новоегипетского…

Амон доволен был Аменхотепом,
Народ доволен был Аменхотепом –
Аменхотеп был очень недоволен -
Тем, что Богов в Египте слишком много.

Не может сердце верить сразу многим –
Оно все время будет на распутье –
Так говорил он часто Нефертити,
Прогуливаясь с ней у пирамиды.

Ты у меня – одна, как это Солнце,
И лишь тебе я доверяю сердце.
Представь, что я все время изменяю
Тебе с другими, а другим – с тобою!

Мой Бог – Атон. Единственное солнце,
Что жизнь дает, и без него нет жизни.
Пока оно Египет освещает,
Здесь будет жизнь – и я молюсь об этом.

Зови меня отныне Эхнатоном,
Моя любовь – мое живое Солнце...
Ты всех богов дороже мне, родная,
Но фараону нужно править балом.

А Нефертити молча улыбалась
Печальной и загадочной улыбкой,
Огромное оранжевое Солнце
Сияло в синем небе над Египтом...

С тех давних пор прошли тысячелетья
И верят люди в Яхве и Аллаха,
Аменхотепом возведённых в боги.

Он не узнал бы своего Атона
В сердитом старце с белой бородою
И в беспощадном Боге террористов

Бог – это жизнь с горячими руками…
Бог – это шанс любить и быть любимым.
Живое Солнце в каждом человеке.

Та-Кемт-Воронеж. 2004
Maluma Tekete
2004-04-05
5
5.00
1
Sic!
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  За други своя
На круги своя
Вернёмся с воем
И споём о своём!

The Other Side of Infernity
Maluma Tekete
2004-04-05
5
5.00
1
TicKet to the Moon (ELO)
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  я млечный путь я пояс
я тёмная звезда
я твой билет на поезд
идущий в никуда
Мирра Лукенглас
2004-04-05
45
5.00
9
JAHGANNATHA
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
 


JAHGANATHA

...«Не похожий на меня, не похожий на тебя,
Просто так прохожий – парень синекожий»

Всем аватарам посящается

Трудно быть аватарой Всевышнего Вишну!
Столько в мире людей есть чудесных игрушек -
У любимой из рук есть малину и вишни
И на флейте играть для весёлых пастушек.

Бродит стадо в лесу, день пропитан истомой...
Дух деревьев и трав – рядом тёплое тело.
Отчего же ты полон тоской незнакомой?
Даже флейта твоя по-другому запела…

Вновь на подвиг и труд призывает солдата
Справедливый и Вечный Сияющий Вишну:
Вот тебе колесница, ружьё и граната –
Жизнь скворцом просвистать, к сожаленью, не вышло.

«Как возможно пред битвою битвы страшиться!»
(Боги, Арджуна – в шахматы нами играют.)
«Все сомненья твои недостойны арийца!»
(И фигуры, и поле они выбирают.)

Так давай, делай ход! Пусть потешатся, суки,
Ты прикрой, я хуйну! Подпусти их поближе.
Тут не демоны – люди, не когти, а руки.
А любимые после нам раны залижут.

...Ну, доволен, Хозяин? А мне надоело –
Куклой путаться в нитках дурацких амбиций.
Я сильнее тебя – прочь из мозга и тела!
Вон! Теперь от меня ничего не добиться!

...О великой мечте – стать в любви гениальным,
О предсмертной тоске, о конце, о начале,
О страданиях плоти, о счастье печальном
Что вы знаете Боги? А если б и знали?

Тёплый дождик грибной что-то в листьях бормочет,
Эхо флейты в лесу – звук пастушьего рога...
Богом стать может каждый, но мало кто хочет
Выгнать прочь из себя постороннего Бога.
Мирра Лукенглас
2004-04-16
45
5.00
9
[MAT] Послание маньякам (дуплет)
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  жертвам "культуры владычества" посвящается

"Женщина - это мясо с глазами"
неженская поговорка)

Женщине нельзя употреблять
Слов, сакральных для мужского пола.
Словом блядь - мужчины называть
Стали баб – увы, не для прикола!

Чтоб им, сукам, место свое знать,
И пизду покорно подставлять.

Если баба не дает – то сука,
А дает, но не тебе – то блядь.
Чуть не так – суровая наука –
По ебалу дуре настучать…

Мы, блядь - соски, шлюхи, нас по кругу…
Мы лоханки, твари и говно.
Мужики мозги ебут друг другу
Ну и нас, кошелок, заодно.

Под стриптиз дрочите, долбоёбы,
И ласкайте нижнее белье,
Рвите мир от похоти и злобы -
Вы, козлы, получите своё.

Кинут вас, уёбков, ваши шлюхи,
Бляди ненаглядные уйдут.
И уже бесполые старухи
Вам любовь и счастье подадут.

****

«Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!»
Э. Асадов

Девушка должна быть мятно-ватной,
Быть слабее, тише и нежней,
Чтобы всякий гад недекватный
Мог хуйню любую сделать с ней.

Приглянулась в парке трем героям -
Стой, паскуда хуева, куда!
Ща тебя ногами успокоим,
Если будещь дюже ты горда…

- А пошли вы на хуй – молвит жертва.
- Аль не дорога пизда своя?!
Хуль ты матом, блядь! Не стыдно, стерва?!
- Со стволом? Не стыдно ни хуя!

И стальное дуло заглянуло
В их насквозь прогнившие глаза.
… - Ладно, дура – шо було – минуло…
…Осторожней с пушкой… е…гоза!

И рачком, рачком большие дяди
Уползли от малолетней «бляди»,
Мерзнущей в коротеньком пальтишке -
С пистолетом, купленным братишке…

…Не хватило б в голосе металла,
Глазками моргать бы перестала.

…А была бы менее «порочной» -
То гнила б уже в канаве сточной…

Им, ебланам, не уйти от ада…
Он их встретит с радостью. Потом.
И навзрыд смеется хрипло Лада
Малолетней бляди алым ртом.
















Трой Д. Тепеш
2009-08-27
5
5.00
1
Песенка про графиню.
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Песенка про графиню.

На свете некогда жила
Прекрасная графиня:
Кареты, свет и прочее кино…
Графиня стройною была, как горлышко графина
И сладкою, как белое вино.

От паладинов у неё отбою не бывало, -
Как говорят, тележка и вагон:
С одним она ха-ха, хи-хи,
Другой читает её стихи,
А третий к ней приходит под балкон.

Но как-то рыцари её узнали друг о друге
И вызвали друг друга на дуэль…
В итоге, в парке утреннем
Достались ей три трупеня,
День скуки и холодная постель.

Но два заезжих рыцаря ту встретили графиню,
В сердцах их тут же вспыхнула любовь.
Графиня рада: "Погляжу -
И этих за нос повожу!
Ещё на свете много дураков!"
Графиня рада: "Погляжу -
Повешу на уши лапшу!
Ещё на свете много мужиков!"

Мораль из сей истории для рыцарей такая:
Не стоит из-за бабы воевать!
Когда любовь вас перебьёт,
Она себе ещё найдёт
Кого-нибудь - на то она и блядь!
Мирра Лукенглас
2004-04-13
225
5.00
45
[MAT] To Unlimited
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Пара воронов в небе танцует любовные танцы,
Одуряюще пахнет сырым прошлогодним листом.
Гаснет в соснах закат, товарняк приближается к станции,
Собирает коров невменяемый дядя с кнутом.

Мы сидим, привалившись бессильно к корявой осине,
Уморились смеяться, но смех нам пока ещё друг…
Фантастический лес - и зеленый, и красный, и синий
Нас запутал, заплёл, заманил в свой разомкнутый круг.

Где-то есть тот разрыв – и возможность обратно вернуться,
Вялой мухой забиться в сетях повседневных забот…
Наши нити скрутило в канат - до небес дотянуться
И закинуть там якорь трезубый, авось повезёт!

Нам досталась нелёгкая участь – быть центром циклона,
Наблюдать, затаившись, как круто колбасит весь мир…
Быть басовой струной, обертоном Атонова тона,
Ветром, крышу срывающим тиру пристрелянных лир.

Нам досталось всё то, что себе мы придумали сами.
Мы достали весь мир – и теперь он от нас не уйдёт.
Нам завещано небо со всеми его чудесами –
Нам обещан разбег и почти невозможный полёт.

Замыкай этот круг, чтоб его не закрыли снаружи.
Оставайся со мной - обещаю, что будет смешно.
Пара воронов в небе над нами приветливо кружит.
Небо – шире себя и границ до конца лишено.
Мирра Лукенглас
2004-04-13
30
5.00
6
[MAT] FIRESCREEN BEHIND THE MIRRORS
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  «Гори неугасимо, родная Хиросима»
М.М. Лукенглас

За амальгамой всех зеркал
Горит огонь неугасимый.
Напрасно ты себя искал –
Все отражалось Хиросимой.

Стихией лютой и лихой
Тебя заполнило до края,
И корчишься, как лист сухой,
В огне невидимом сгорая.

Любой твой взгляд и жест любой –
Тень на стене – сгоревшей сутью.
Но то, что здесь зовут тобой –
Пылает серебром и ртутью.

И смерть невидимая ждёт
Тебя в стекле – а ты снаружи.
Огнем тебя не обожжет
И не обдаст дыханьем стужи.

Но с отражением своим
Вы поменяетесь местами -
И миллионы Хиросим
Сгорят бумажными листами.
Мирра Лукенглас
2004-04-19
20
5.00
4
[MAT] Сказка про старушку (почти по А.Аверченко)
обсуждение произведения
редактировать произведение (только для автора)
  Расскажу тебе я сказку про несчастную старушку.
Как жила она за лесом, стерегла свою избушку.
Почему-то все старушки в сказках любят жить за лесом.
И избушки у старушек крайней ветхостью известны.
Сторожить такую рухлядь нелегко старушке было.
Нет, не трудно, а противно - всё равно, что блин коровий.
А зачем, скажи на милость, сторожить какашки чьи-то?
Но избушка не какашка, и старушка сторожила.
Старожилы говорили, что жила она за лесом
Тридцать лет, а то и больше, это точно неизвестно.
Потому что самый старый из залесных старожилов
был Иван тридцатилетний, и она его качала
В крепкой люльке из бамбука, и была она такой же.
А жила ль она за лесом до Иванова рожденья,
Старожилу неизвестно, а спросить не догадался.

Жил он с ней в одной избушке, приходясь старушке внуком.
Но избушку не желал он сторожить принципиально.
Говорил Иван: "Старушка! Я тебя не понимаю.
Ты ночей не спишь в тревоге, скрипу каждому внимая.
Эта рухлядь скоро рухнет, эту ветхость ветром сдует.
И самой тебе противно охранять свои владенья.
Для чего, скажи, старушка, ты живешь не расслабляясь?
Божье ль это наказанье или дьявольские козни?"
И старушка отвечала, зорко вглядываясь в небо:
"Ты, Иван, не понимаешь, видно, разумом не вышел.
Часто дьявольские козни служат божьим наказаньем,
Божьей воле все подвластно, даже дъявольские козни.
Я б могла тебе подробней наказать про рассказанье...
Тьфу, совсем меня запутал! Сам подумай, если сможешь".
И ни слова про избушку! Ах ты, хитрая старуха!

Ладно, думает Ванюша, я узнаю, в чём тут дело...
И однажды в жаркий полдень, в час старухиной сиесты,
Подогнал он трактор к дому и разнёс избушку в щепки.
Об одном он не подумал, видно, разумом не вышел, -
Разбудить старушку надо было прежде, чем таранить!
А она и не проснулась, стерегла всю ночь, устала...
И осталась средь обломков, сохранив навеки тайну...
А Иван стоял в раздумьи и чесал рукой в затылке.
- Что за странная идея мозг твой глупый посетила?
Ты остался в одночасье без избушки и старушки.
И зачем она все годы развалюху сторожила, не узнать тебе, придурок.
- Да не очень-то и надо!

страница:
<< 2 >>
перейти на страницу: из 5050
Дизайн и программирование - aparus studio. Идея - negros.  


TopList EZHEdnevki